Представляем очередной недельный обзор событий в России и мире с точки зрения экспертов Изборского клуба. Ведущие российские политологи, аналитики, писатели и публицисты высказывали разные точки зрения на избирательную кампанию в США, кровавый конфликт в Сирии, результаты выборов в Думу и серьезных кадровых перестановок в высшем руководстве России. Главной темой, в той или иной мере, стал нарастающий конфликт с Западом в лице Америки и ее ближайших сателлитов.

О раскладе сил в высших эшелонах государственной власти после выборов в Госдуму рассказал на этой неделе политолог, заместитель председателя Изборского клуба Олег Розанов. Он прокомментировал появившиеся социологические данные о том, что с начала текущего года почти вдвое сократилась доля россиян, доверяющих правительству (с 45% до 26%), Совету Федерации (с 40% до 24%) и Госдуме (с 40% до 22%). «Рейтинг доверия правительству упал из-за неуклюжей финансово-экономической политики. Подорвано также доверие к Центральному Банку, который в сознании граждан ассоциируется с правительством. При этом признанный иностранным агентом «Левада-центр» даже не включил в опрос такой традиционно авторитетный институт, как Русская Православная Церковь. Результат бы тогда получился для либералов пугающим: падение интереса к парламенту и выборной демократии на фоне объединения вокруг государя, патриарха и армии», — заявил эксперт.

Также о политических перспективах кадровых перестановок рассуждали в эфире телеканала Царьграда Александр Проханов и Александр Дугин. По мнению последнего, роль и значение патриотов в российской политике необъяснимым образом выросли с начала двухтысячных. Если еще в 90-х сам Проханов и газета «Завтра» занимали достаточно маргинальные позиции, то сейчас, если не сами патриоты, то их идеи отвоёвывают для себя пространство в публичной политике. «Когда умирал Советский Союз, я был человеком, который закрывал ему глаза, я был в похоронной команде… И когда случилась беда — и настала тьма, я по-прежнему пел государству. В период этой черной дыры 90-х, когда у России не было государства, я пел о нем как псалмопевцы поют псалом во славу Господа. Я пел и продолжаю петь псалом по славу государства, потому что русское государство — метафизично, оно мистично. В русском государстве все: и звезды, и преисподняя, и поэзия, и религия. Но я лично ничего не сделал для того, чтобы возникло это государство. Оно возникло само. И оно, это возникающее государство, управляло мной, моим статусом, вашим статусом, статусом президента Путина. Оно правит бал в России!», — рассказал в беседе на Царьграде Проханов.

Что касается избранной Думы, то ее роль может оказаться удивительным образом судьбоносной. Об этом рассуждает в материале на сайте газеты Завтра Александр Нагорный. Он справедливо замечает, что «Госдума может казаться ­чисто формальным, сов­ершенно неважным в си­стеме реальной российской власти­ элементом, а потому уси­ленное внимание к ней — излишним и бессмысле­нным». Более подробно о символизме открытия и первых выступлений в новой Государственной Думе читайте в материале «Дума номер семь».

С обострением ситуации в Сирии тем или иным образом связаны громкие международные скандалы и заявления. Так, в начале недели глава британского МИД Борис Джонсон призвал выходить с акциями протеста к британскому посольству. Вслед за этим министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро заявил, что французские власти обратятся в международный суд с просьбой рассмотреть возможные военные преступления России в Сирии. Чуть ранее последовала жесткая реакция России на попытки давления на Москву — президент Путин отменил так называемые «плутониевые соглашения» с США.

О возможной и желательной реакции на недружественные акты разных западных стран высказались Михаил Делягин, Леонид Ивашов и Константин Леонтьев. Относительно дипломатического демарша французов вопросы ребром ставит Делягин: «Такие акции с чьей либо стороны должны немедленно пресекаться. В данной связи я не понимаю, почему мы должны закупать французские вина и французские автомобили. Почему мы до сих пор не заявили, что не будем признавать юрисдикцию тех международных структур, в работе которых наша страна дискриминируется? Почему мы не отказались от сотрудничества с ними до сих пор? Почему у нас работают западные журналисты, которые лгут принципиально и последовательно? Почему нет разбирательств с ними в судах, как в российских, так и в международных?»

Не менее категоричен и Михаил Леонтьев, который прямо высказался о традиционно русофобской позиции Лондона в программе Однако на первом канале. «Вот оно — британское уважение к традиции. А самая глубокая политическая традиция — это британская русофобия, 200 лет которой. Тогда, накануне Русско-турецкой войны, они обвиняли Россию в том, что турки режут болгар. Такая типичная российская провокация. Нам что? За 200 лет могли бы и привыкнуть. Казалось бы, при чем тут величайший за всю историю Французской республики президент Франсуа Олланд?» — едко иронизирует Леонтьев.

Наконец, к жесткой повышению ставок в Большой игре с Америкой призывает Леонид Ивашов. В частности, «необходимо взять США под прицел наших ракет», считает эксперт. «Плутоний — просто повод для того, чтобы выругаться матом в сторону Америки. Вот это мы и сделали. Понятно, что ни одно из требований американцы не выполнят, всё повиснет в воздухе, американцы этот факт не особенно и заметят, съёрничают что-нибудь — и всё. Вполне возможно, что у политической элиты России теплится надежда, что этим заявлением мы поспособствуем приходу к власти Дональда Трампа. Трамп за то, чтобы помириться с Россией. Хиллари Клинтон за то, чтобы и дальше ссориться с Россией», — считает Леонид Ивашов и переходит, таким образом, к другой важной теме — к выборам в США.

Предстоящие 8 ноября выборы американского президента могут, по мнению, Александра Дугина, стать эпохальными. «В этих американских выборах впервые за столетия снова решается принципиальный вопрос: куда идти Соединенным Штатам Америки? Этот вопрос решался в период Войны за независимость и тогда отнюдь не все поддержали масонов из ложи Сыны свободы, поднявших восстание против короны ее величества. Второй раз в американской истории жизненный выбор стоял в Гражданской войне, когда универсалистский республиканский север, движимый либеральным прогрессизмом схватился с демократическим югом — ведь большинство народа в Конфедерации южан голосовали за рабство, и в инициативах Линкольна видели покушение на суверенитет самоуправления Штатов. Третий раз в истории принципиально значимым стали 14 пунктов Президента Вудро Вильсона, когда он после Первой мировой войны провозгласил, что США берут на себя в одностороннем порядку миссию быть гарантом демократизации и либерализма в планетарном масштабе. То есть от традиционного изоляционизма Америка переходила к имперской экспансии, принимая эстафету от бывшей метрополии Великобритании, которая, в свою очередь, становилась периферией новой на сей раз американской Империи», — говорит Александр Гельевич в ежедневной «Директиве Дугина», усматривая возможный исторический поворот в политике США в победе кандидата от республиканцев Дональда Трампа.

Напротив, отсутствие всякого идеологического содержания предвыборных дебатов раскрывает постоянный член клуба Александр Нотин в статье «Воронья Слободка на Капиталийском холме». По его мнению, «западные элиты, добровольно покорившиеся крепкой руке Вашингтона, действительно находятся в бедственном, почти безумном состоянии. Россия и Владимир Путин занимают чуть ли не центральное место на нынешних американских дебатах. И это при том, что американцы и их европейские вассалы никогда не упускали и не упускают случая пренебрежительно, а то и с прямой оскорбительной издевкой отозваться и о России, и о ее президенте».

Относительно экономических перспектив Соединенных Штатов в свете предстоящих выборов достаточно содержательно высказался постоянный член Изборского клуба, академик РАН и советник президента Сергей Глазьев. По его мнению, «экономику США ждут трудные времена, потому что государственный долг Америки растёт по экспоненте, как по нарастающей растут и финансовые пузыри. Их объём уже больше, чем в 2008 году. И как любая финансовая пирамида, эта система неизбежно саморазрушится. Вариантов краха два. Первый — через мировую войну, в ходе которой американцы попытаются сбросить свои долговые обязательства и расширить возможности своей финансовой экспансии, одновременно сдерживая возможности Китая. При этом, к сожалению, возможная война будет направлена прежде всего против нас, поскольку они рассматривают Россию как ключевой элемент своей периферии, утрату контроля над которым считают для себя недопустимым.

Может быть и второй вариант. Это плавно управляемое сдутие финансового пузыря с признанием полицентричности мира, с отказом от мировой гегемонии, с существенным сокращением своих геополитических амбиций».

В заключение — к темам культурным, сугубо российским. Бурную реакцию в российских СМИ вызвал одновременно снос и установка сразу нескольких памятников. Так, в пятницу в городе Орел был установлен первый в России памятник русскому царю Ивану Грозному. Представитель этого города и постоянный член Изборского клуба Сергей Кочергин высказался по этому поводу следующим образом: «Нынешнее отношение к Ивану Грозному должно стать образцом уважения к своей истории. История любой страны — это единый рассказ, в котором нет места для «неудобных» страниц. В конце концов, как показывают вышеприведенные примеры, любое историческое событие стоит рассматривать в существовавшем в то время контексте… Иван Грозный хоть и принял, и оставил Россию с сохой — но эта соха начала возделывать кратно больше земли и это уже была земля единой страны, которая и стала той самой Россией, которая сегодня решает ставить памятник одному из своих основателей».

6 октября в Сургуте демонтировали установленный на народные пожертвования памятник И.В.Сталину. О контексте этого сноса рассуждает Андрей Фурсов: «здесь наша власть попадает в очень сложное положение. С одной стороны, Бессмертный полк и воспевание Победы. Но Победу-то одержала социалистическая советская система в её сталинском варианте, и получается такая странная раздвоенность, шизофрения: Бессмертный полк есть, а Сталина нет. И дальше уже по логике этого странного раздвоения получается, что Маннергейму, который командовал войсками, воевавшими на стороне Гитлера, власти ставят памятную доску. Причём сейчас никто не признаётся, кто повесил эту доску, все открещиваются. Тем не менее доска не убирается. А бюст Сталина убирается».

Отметим, однако, что на момент написания данного материала памятная доска Маннергейму в Петербурге уже была снята. Реакцию на это событие читайте в следующем еженедельном дайджесте Изборского клуба.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!