Сегодня немецкий канцлер подтвердила вчерашние слухи и пригласила лидеров «нормандской четверки» в Берлин на встречу уже 19 октября. Формат выбран оригинальный — ужин. Попробуем по-честному разобраться, чего России, Украине и многострадальному Донбассу ожидать от встречи, что это сулит всем участникам переговоров, и какой интерес, кроме гастрономического, она представляет для всех сторон.

Первый плюс этого формата хотя бы в том, что представитель США в них напрямую не участвует — это уже хорошо. Остальные, то есть Франция, Германия и Украина, хоть и являются представителями Вашингтона, но лишь косвенными.

Так как эпопея с разными переговорами, договоренностями, соглашениями и обещаниями длится уже дольше двух лет, позволим себе вкратце напомнить об истории «формата». Под ним принято понимать либо встречи в расширенном составе лидеров всех четырех государств, либо переговоры глав профильных международных ведомств тех же стран. Итого, встреч на высшем уровне состоялось всего четыре, а на уровне глав МИД — аж девять.

Все началось 6 июня 2014 года в Нормандии на торжествах по случаю 70-летия высадки войск союзников. Тогда прошел ряд встреч с участием президентов России, Франции, Германии и Украины.

Уже 5 сентября 2014 был подписан «Минск-1», а если точно — «Протокол по итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина».

А почти через полгода состоялась вторая встреча глав государств в «нормандском формате», тогда же был принят «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений». Случилось это 11-12 февраля 2015 (два дня потому, что переговоры длились 16 часов), а сами соглашения до сих пор называют «Минск-2».

После этого до сего дня состоялось еще восемь (!) встреч «нормандской четверки», о результатах которых мы можем судить по скупым комментариям то Лаврова, то Климкина, то Олланда или Пескова. Обсуждали в основном прекращение обстрелов, обмен пленными, условия и время пресловутой «децентрализации» Украины, а также желаемую для Киева передачу контроля над границей. Но воз и ныне там, разве что несколько снизилась интенсивность обстрелов.

С тех пор, однако, многократно увеличилось число самой разной украинской техники на линии разграничения, ВСУ продолжают обстрелы, а украинские СМИ — разжигание военной истерии. Обещания Порошенко и Климкина так и остались обещаниями.

Собственно, на сегодняшний день переговоры по сути зашли в тупик и не могут быть продолжены, что называется, по физиологическим причинам. По техническим причинам поезд дальше не идет — просьба освободить вагоны. Связано это с тем, что конструкции нынешнего украинского государства и российского государства не позволяют на следующем этапе идти на еще большие компромиссы. Дальнейшие уступки с одной или другой стороны будут означать либо конец украинской государственности в нынешнем виде, либо конец государственности российской.

Киев не может пойти на формат федерализации даже в light-версии, потому что это критически не сопоставимо с накаленной до предела военной истерией и массовым психозом по поводу военного вторжения России, да еще и возвращением Крыма. По сути, главным обещанием Порошенко последних лет было вернуть Крым и Донбасс, а Майдан, который и сформировал нынешнюю государственную конструкцию, стоял за ЕС и США именно в пику России. Будто бы по принципу «назло бабушке уши отморожу». Уши успешно отморожены, а «российский агрессор» по-прежнему в Крыму, новые европейские и американские братья подкармливают с рук кредитами и щедрыми обещаниями, а светлое будущее так и не наступает. В такой ситуации пойти на переговоры с Донбассом — это неимоверная «зрада» космических масштабов. По сути, это признание легитимной политической субьектности малой Новороссии, а вслед за этим — парад суверенитетов независимых олигархических вотчин Одессы, Днепропетровска, Львова и т.д. Нацистская власть в Киеве пришла к власти на обещании закатать в асфальт политически организованный в виде народных республик электорат Донбасса, вернуть Крым и не допустить децентрализации. Пока силовыми и пропагандистскими методами удалось лишь последнее.

То же самое и с обменом пленными, который прописан в минских договоренностях. Доктринально недопустимо обменивать, как считают в Киеве, «осужденных террористов и сепаратистов» даже на своих, даже в соотношении один к пяти. Это превращает непримиримого врага в субъект переговорного и политического процесса.

Похожая ситуация и в России. Выборы по украинскому законодательству и с украинскими партиями, и под украинским военным надзором, да еще и с передачей границы будут означать, корректно выражаясь, грандиозные имиджевые потери для российской власти. Паникерское «Путин слил» превратится при этом в весьма конкретную политическую ситуацию, которую вряд ли можно будет припудрить политтехнологическими байками про «хитрый план» и победными лозунгами «зато Крым наш». Российская власть на фоне и без того тяжелого экономического положения потеряет доверие окончательно. Предусмотренные минскими соглашениями передача границы Киеву и выборы с участием Ляшко и Тягнибока в Донецке — это по всем признаком предательство в доску своих. Такое оправдать невозможно.

Ровно по этим причинам Киев наращивает военную группировку и взвинчивает градус военной истерии, а Донецк демонстративно выдает республиканские паспорта и ищет поддержки у зарубежных политических сил. То есть, обе стороны делают все возможные вещи для обострения отношений, которые в то же время не противоречат напрямую минским договоренностям. В обоих случаях это заводит «безальтернативный Минск» в безальтернативный тупик.

Понимали ли это Порошенко и Путин, когда 16 часов мучали друг друга переговорами? Безусловно. Понимали ли это Олланд и Меркель, наблюдавшие скорее со стороны «славянский давний спор»? Вряд ли. На что тогда надеялись Путин и Порошенко соответственно?

Оба надеялись и надеются, что оппонент сдохнет первым. В политическом смысле, разумеется. Путин надеется тихо, Порошенко — громко. Расклады при этом явно не в пользу Порошенко и компании. Во-первых, потому Донецк и Луганск — это осажденные крепости с соответствующей сформировавшейся психологией. Бежать и отступать им по сути некуда. Украина, в свою очередь, похожа на профессионального футболиста, который сначала слегка спотыкается рядом с соперником, а потом несколько минут корчится с ужасной гримасой от мнимой смертельной травмы. В случае с Украиной зрители на мировой арене начинают явно скучать, а вопящий и скорчившийся футболист вызывает все меньше интереса на фоне горячей игры на сирийской стороне поля.

У Украины, с другой стороны, есть небольшая кредитная поддержка, но нет энергоресурсов. У России есть ресурсы, но лишь в комплекте с санкциями и по-прежнему жесткой зависимостью от мировой экономической конъюнктуры. В пользу России играют вековые традиции жесткой государственности, а против Украины — разрушение этих же самых государственных норм с выходом наружу всех майданных русофобских бесов.

Как бы то ни было, от краха в этой Большой игре не застрахован никто. Вопрос лишь один — чье фиаско будет первым.

А что касается скорой встречи в минском формате, то строгое следование букве соглашений будет означать финальную политическую сцену сначала все же в украинском театре. На это Киев пойти не может, повинуясь упрямому инстинкту самосохранения. Поэтому Порошенко и Климкин будут бесконечно тянуть время и переливать из пустого в порожнее все новые обещания в надежде на манну с неба, новые кредиты, войну России и США или цветную революцию в Москве (нужное подчеркнуть).

Конструктива от очередной встречи в нормандском формате ждать уж точно не стоит. Ритуальные танцы с бубном и заклинания мира будут, без сомнения, исполнены на пять с плюсом обоими сторонами. На этом все и закончится.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!