Публикуем продолжение интервью с Андреем Евгеньевичем Пургиным, создателем Донецкой республики и идеологом «Юга России». Первую часть интервью читайте здесь.

ИА Новороссия: Сейчас удобно — штамп, его все используют, не вдумываясь в слова, т.е. мы говорим про такой неонацизм, про неонацисткую идеологию, что вот она какое-то применение имеет к Крыму, «будет Крым абы украинским, абы безлюдным» и Донбасс может быть украинским только без людей. Полная зачистка.

Значит ли это, что все планы Туки по реинтеграции Донбасса предусматривают замену населения? Мы не говорим о влиянии Украинской антицивилизационной модели на Донецк, вообще на Донбасс, на людей.

А.П.: Украинская модель носит, экспансивный, в определенном смысле, характер, потому что она внутри не этническая, т.е. они перешагнули этничность. Она антицивилизационная, антирусская. Были попытки построить государство по некому новоэтническому принципу, но это оказалось очень тяжело. Вообще украинство имеет очень слабые опоры при любом внимательном изучении для образованного человека — украинство становится смешным. И это восприятие: любые герои, мифы и прочие передергивания истории, это все работает до тех пор, пока у людей нет образования, пока люди не пытаются вникнуть в вопрос. Как только любой человек начинает хоть чуть-чуть изучать — он понимает, насколько это все искусственно, случайно, выдумано.

ИА Новороссия: Т.е. это не колосс на глиняных ногах, это папье-маше.

А.П.: Поэтому совершается попытка предъявить некую антицивилизацию, представить себя как Мекку, как центр цивилизации. У них получается украинство как первородство, а русскость — сектантство, т.е. некий новодел, некая секта, некий уход от канонов если это перевести на более церковный.

И для того чтобы это двигать, остро необходимо победить внутренние альтернативы. Внутренняя альтернатива — это как раз остатки той попытки, которая была совершенная в 17-19-ом году, рывок, попытка перепрыгнуть через две ступеньки и попасть к четвертому, пятому технологическому укладу, уйти от неких «этнических» и прочих культурных построений и перейти к принципу экономического региона, к иному.

Это абсолютно другие внутренние взаимоотношения, то есть другое внутреннее построение. Это то к чему Россия движется сейчас, о чем российская элита уже говорит в открытую, в лице Владимира Владимировича, например. В данном случае, это задача первопроходцев, идеологов, Путин должен ставить точку, очень жирную мощную точку.

ИА Новороссия: Ну не точку, а обозначает некую перспективу.

А.П.: На подготовленную почву, т.е. это свойственно власти и это нормально и ничего в этом такого нет. По факту он подытоживает некий идеологический дискурс, который уже выведен, который имеет много сторонников.

ИА Новороссия: Задает некий формат, направление.

А.П.: Соглашусь, оглашает набор инструментов, годных для продвижения. И именно движение в сторону неких экономических регионов, некий губернский принцип, в хорошем смысле этого слова, некое движение к земским началам.

Нельзя не вспоминать Столыпина, особенно. Именно идеологическая разработка в этом направлении, с опорой на новые данные. Это не копирование моделей из прошлого, это не возврат туда, но использование их как фундамента, и на этом фундаменте построение нового здания, новой России.

Украина вынуждена бесконечно усиливать унитаризм, бесконечно уничтожать любые попытки региональности и восприятие малой Родины, для того чтобы существовать, чтобы иметь смысл. Иначе она не нужна.

И единственным, вменяемым опасным врагом была именно донецкая идентичность, у которой есть историческая память, как она в свое время предложила новый уклад, новый прорыв.

Это вылилось в культ Артема, Донецк, наверное, это чуть ли не единственный город-миллионник на территории большого Советского Союза где центральная улица не носит название Ленина. Это здесь, этот флёр присутствует, присутствует здесь некая память о том большом порыве, который привел на тот момент к созданию Донецкой-Криворожской Республики не отрывающей себя от России.

ДКР была частью России, это была крупная мощная индустриальная автономная ее часть, и она не покушалась на целостность.

Украина атаковала ДКР немецкими штыками, они и развешивали украинские флаги у нас (как, впрочем, и в Великую Отечественную), но не украинством. Украинство не воспринимало эту территорию своей.

Получается, что здесь «смерть Кощея», если побеждает альтернатива, то Украина не нужна — не нужна украинская государственность, не нужны попытки эти смешные в создании некой идентичности…. Флаг, который висит за мной (Донецкой народной республики. Прим. Ред) — это флаг, поднятый в 17-ом году в Бахмуте, сегодняшний Артемовск, переименованный нынешней Украиной.

Это как раз тот всплеск, фотография момента, фотография истории, когда максимально движение снизу, подсознательное творчество выплеснулось на улицы, это некий переход между уже почившей империей и движением в пользу большевизма, красной империи. Имеется в виду, уже убрана корона, но присутствует двуглавый орел, черный цвет вместо белого.

Это эпизод, который связан с началом деятельности Артема и тех людей на которых Артем опирался, по централизации большого количества политического и прочего актива, для принятия на себя ответственности за территорию при рушащейся системе. При обрушении системы была некая фиксация момента — это создание изначально Донецкой Республики под тем цветами, которые мы видим и сейчас.

ИА Новороссия: Вопрос может быть несколько странным, но тем не менее он должен быть задан. В принципе в России, в Москве, знают Ленина, Сталина, Горбачева, Путина, люди немножко которые разбираются в политическом процессе и знают Бандеру, и которые чуть глубже разбираются, знают, условно говоря, Шухевича, Порошенко. Почему никто не знает Артема? Почему если донбасская идентичность сильна? Почему она не ставит в качестве иконостаса своих героев? Почему этот «иконостас» не транслируется во внешнее пространство? Спросите любого человека на улицах Москвы, кто такой Артем — никто не ответит.

А.П.: Замкнутость, сосредоточивание внутрь. Ну и тогда в России нужно задавать вопросы, почему Чечено-Ингушетия разделена, почему она не вместе с частью Ставрополя к примеру. Т.е. это неудобные вопросы для сегодняшней российской государственности, которая продолжает тянуть лямку, которая надета в 24-ом году — построение внутренней системы, основанной на неких субкультурных, этнических и субэтничных составляющих. Тогда система российского государственного устройства, сегодняшняя, неправильная, Артем был не удобен тогда, как и поостренная им ДКР, не удобен он и сейчас. Сегодня это пробивает, промывает некие ручейки и задаются некие вопросы, что внутреннее устройство России тоже требует определенных реформ. Озвучивается это и властью России, пока в форме общественного призыва к обсуждению.

ИА Новороссия: То есть — форматирование.

А.П.: Да, переформатирование. Естественно это все очень и очень неудобно и сложно. По поводу серьезности, ну Сталин, например, сына Артема воспитал в своей семье. На самом деле это очень серьезно восприняла большевистская верхушка, и смерть Артема в 1921 году весьма странная и фактически из 30 с лишним человек ведущих политиков в ДКР, никого не оставили в покое, носители альтернативы были убраны из жизни. На тот момент господствовала болезненная идея мировой революции, которая воспринимала Россию как некий стог сена, который сгорев, должен зажечь мир. И во имя этого и приносились в жертву альтернативные течения. Хотели показать, как при Советской власти, живут национальные окраины, как мы ценим любую субкультурную и прочую идентичность. Вот и получается на костер мировой революции были принесены огромные жертвы. Артем и его соратники не стали исключением.

ИА Новороссия: Не в то время, не в том месте.

А.П.: Это прыжок через три ступеньки, он родился и то что они делали и то чего добились, да и фактически само рождение ДКР это прыжок через время, только сейчас, через много-много лет сейчас озвучивают то, что озвучено было тогда. Озвучено было тогда, что устройство СССР должно строиться по другим принципам, эти принципы должны быть другие. Не должна быть основанием опора на национальные, субкультурные и прочие отличия. Это смертельно опасно, что и показал Советский Союз.

ИА Новороссия: Парад суверенитетов, Вы имеете в виду?

А.П.: Да, безусловно, потому что с грузинским национализмом и грузинским сепаратизмом, боролись грузины инкорпорированные внутрь элиты. Правая рука должна была бороться с левой и ее уравновешивать, что изначально глупо и контрпродуктивно, что и привело фактически к краху Советского Союза. Я напоминаю, что этого не было бы, если бы, например, имела бы развитие идея Закавказской Республики, которая объединяла армян, азербайджанцев, грузин, абхазов под одной крышей. И это бы уравновешивало, это было в 1922-м году как раз на тех же принципах.

ИА Новороссия: Давайте не заниматься политической археологией, а вернемся к нынешним дням. Я вот задам Вам еще последний вопрос и вернемся в настоящее. Как Вы считаете идеологию ту так скажем данность, которую формировал Артем, это можно назвать рупором Донецка, Донбасса, большого Донбасса сейчас, т.е. на сколько вот эти правила игры, на сколько вот этот посыл позитивный, негативный какой угодно, на сколько он сейчас применим?

А.П.: Безальтернативен по большому счету, если мы хотим двигаться в дальнейшем к России, если мы хотим жить и сохраниться, то это первый шаг, который мы должны сделать. Естественно, что там очень много наносного, мифологического.

Сейчас принято объяснять ДКР через исключительно красный проект, но это не так. Это очень неудобная тема для коммунистов, когда говорят о том, что Артем сохранил банковскую систему и многие вещи, которые совсем не вписываются в коммунистическую парадигму.

ИА Новороссия: Можно сказать, в Донбассе точнее, прошу прощения, НЭП и перестройка, здесь произошли почти за 100 лет до перестройки в центральной России?

А.П.: Безусловно. Память вот о гибели ДКР как об исторической ошибке, которую мы не просто должны исправить, это первый шаг к построению современного нормального русского цивилизационного пространства — это первый шаг. Это тот шаг, который позволит развиваться дальше. Впитать позитивный опыт, сделать первый шаг для того чтобы двигаться. Мы не можем перепрыгнуть через ступеньки, мы должны двигаться в определенной логике. По этой логике опыт создания ДКР применим в реформе русского мира на новых основах, это назрело и признается многими, вплоть до президента РФ.

ИА Новороссия: Это был последний вопрос про прошлое, теперь в настоящее. Не секрет, ни для наших читателей, ни для нас с вами, то что вот сейчас, то что мы привыкли называть сейчас ДНР, ЛНР, Новороссией находится в неком поиске идеологических рельс, тех самых о которых мы с вами говорим. Будущее оно ясно, но путь к нему пока не понятен. Либо это возврат к советской идеологии, либо это преемство нынешней идеологии Российской Федерации, либо поиск чего-то своего. Звучат голоса о том, что возможет возврат назад на Украину таким независимым анклавом противоречивым, т.е. созданием Косово на Украине. Как Вы считаете какой здесь путь, на котором меньше всего жертв и больше всего эффективности?

А.П.: Мы пытаемся наработать сейчас, своей деятельностью движения Юга России — правильный путь. К очень большому сожалению, на сегодняшний день есть очень большие политические риски, связанные с двумя вещами. Первая вещь: есть такое хорошее выражение, что люди могут простить всё, кроме обманутых ожиданий. У нас это произошло, мы обманули ожидания людей. Люди шли за Россию, за то чтобы стать частью российского мира и за то чтобы хотя бы начать уверенное движение в пользу возврата домой.

ИА Новороссия: Как Крым?

А.П.: Может быть не по примеру Крыма. Не важно в каком это формате медленно, быстро, декларативно, завтра, послезавтра.

ИА Новороссия: Но дом очевидно очерчен, дом там.

А.П.: Да. Эта очевидность на сегодня, эти ожидания преданы. У нас идет очень большая дезориентация населения, которая не понимает, что мы делаем. Если судить по официозу, то официоз строит некие луганские, донецкие национальности, т.е. уже новая нация, новые этнические составляющие. Происходит некая гиперболизация важности малой Родины, которая пытается превратиться в большую. Это некие процессы, которые закончились в IXX-ом веке по всему миру, в лучшем случае в начале ХХ-го века, это попытка национального строительства, в современных условиях уже невозможного.

Это не имеет никаких перспектив, это дезориентация и разочарование населения. И это приведет к довольно большим политическим рискам. Тогда возникает второй вопрос, если дом там и мы идем туда, то мы должны задать темп, получить некий план, пятилетку. Мы должны артикулировать не только направлением, но и некой план-схемой.

ИА Новороссия: Разработать дорожную карту, как сейчас принято говорить.

А.П.: Дорожную карту, можно назвать и так, это достаточно четко определяет смысл. Наше представление о объединении с Россией, это именно выработка дорожной карты, осознание нас как часть русско-союзного (для начала), экономического и прочего пространства, как некого пространства от Дуная до Волги которое мы и определяем словом Юг России. Юг России — это не Воронеж и Ставрополь, нет. Юг России это от Одессы до Волгограда, это некая крыша южного цивилизационного фронтира который имеет довольно большое количество обоснований как существование некого промежуточного, но тем не менее часть русского цивилизационного пространства.

ИА Новороссия: Я не соглашусь с формулировкой промежуточный, потому что промежуток он между чем-то и чем-то. На самом деле это конечность русского мира. Это не промежуток, потому что дальше другой мир, какой угодно, европейский, азиатский, но другой. Конечность — это крепость.

А.П.: Это идеологический конструкт, это промежуточная станция на нашем движении в сторону окончательного осознания и фактического получения, нас как русского цивилизационного пространства, как русского мира. Это промежуточная станция, не конечная.

ИА Новороссия: А какая финальная?

А.П.: Финальная — это получение себя физически и метафизически как часть русского мира и русского цивилизационного пространства, как часть будущей современной России.

ИА Новороссия: Которая будет фронтир прокладывать дальше?

А.П.: Безусловно. И это позволяет нам получить некую дорожную карту, рассмотреть ее, посмотреть, что мы можем сделать для того чтобы двигаться в этом направлении, получить некий набор тактических шагов, получив промежуточную стратегическую цель, которая является не за горизонтом планирования, а которая видна, мы можем планировать.

Имея эту цель перед глазами, мы можем спокойно формировать своё будущее, ориентируясь на эту цель и просто постоянно сверять, приближаемся мы к этой цели вот этими, например, действиями или нет. И тогда мы уходим от сегодняшней дезориентации общества. Общество ДНР ЛНР, общество Донбасса, оно дезориентировано. Оно получило некую психологическую травму, основные его ожидания обмануты, люди не получили то что ожидали, но новых ориентиров нет и как результат, тяжелая депрессия из-за дезориентации.

Не очень понятно, что будет через год, куда мы движемся, через два как это будет устроено? И эта дезориентация приводит к некому нарастанию отрицательных ожиданий, отрицательного потенциала, который может быть реализован случайным образом.

ИА Новороссия: Символ пустоты я бы сказал, вырастет некая недосказанность, пустота, некое белое поле, слепое пятно.

А.П.: Это очень опасно, еще раз говорю люди могут простить все кроме обманутых ожиданий. Т.е. здесь мы получаем реально, крах ожиданий. Причем очень устойчивые обманутые ожидания и как некий эрзац, попытки построить донецкую, луганскую национальность — это ну, умри ты сегодня я завтра. Это принцип Мальчиша-Кибальчиша, нам бы день простоять, да ночь продержаться.

ИА Новороссия: Без каких-то стратегических взглядов, без видения, да?

А.П.: Это все, «я подумаю об этом завтра», это некое такое женское восприятие мира. Позиция страуса.

ИА Новороссия: В интернете сформулирована женская психология современная, чуть более точней, она звучит как: «ой все», на любой вопрос, вот «ой все». Всем все понятно «ой все, ну прекрати». Но, возвращаясь, скажем так, от мира стратагем, который мы обсуждаем в практическую плоскость, вот мы сейчас с вами находимся в Донецкой Народной Республике в тех условиях, которые состоялись. У нас два года почти уже, ну полтора-почти два, Минские соглашения, как бы, действуют. У нас, как бы, режим тишины действует, хотя прилетает постоянно. Вот как вы считаете, как международный политический процесс с участием России, с участием европейцев, американцев и иных акторов, как он будет развиваться? Можно ли какие-то прогнозы дать, что наконец закончиться «кровавый бардак», который у нас существует или все-таки, так называемая, украинская власть радикализует процесс и начнется новая война?

А.П.: Ну, я вышел бы за рамки зауживания, на самом деле украинская власть — это кто?

ИА Новороссия: Я поправился, «так называемая».

А.П.: Ну вот, вот и получается, что, если мы попытаемся вырвать эту ситуацию и поместить ее на Марс мы ничего не добьемся, т.е. мы обманем тех людей, которые будут читать этот текст. На самом деле — это все неотъемлемая часть большого мирового процесса, большого мирового кризиса, который на сегодняшний день переформатирует всю земную цивилизацию.

ИА Новороссия: Пост-ялтинский мир, Вы имеете в виду?

А.П.: Однозначно. Вырвать и пытаться на огрызке нарисовать мелом картину, не получиться, т.е. на самом деле, процессы гораздо шире. Вы прекрасно понимаете, какое влияние, на сегодняшний день, оказывает американский истеблишмент на Киев и ситуацию в целом. Это фактически прямое управление. Не важно будет завтра Порошенко или не будет, будет Украина федеративным государством или не будет. На сегодняшний день есть какие-то конечные флажки — это прямое очень мощное влияние Америки как государственного аппарата на сегодняшнюю действительность на Украине и поэтому рассмотреть Украину как некий субъект — это очень-очень наивно, она — объект, безусловно!

ИА Новороссия: Вот вопрос сразу задам вам: какая, по вашему мнению, цель иностранцев на Украине, чего они пытаются добиться, какая окончательная цель, во что они хотят превратить регион? У меня не поворачивается язык назвать его государством.

А.П.: Ну на самом деле, с моей точки зрения, все несколько по-другому. Эта территория для американцев находится на другом конце Земли, она не представляет никакого практического интереса. И им в любом случае наплевать какое здесь будущее. Ну улетит отсюда Порошенко и прочие элитарии, которые на сегодняшний день считаются элитариями на Украине. Что здесь будет завтра? Цели очень короткие, цель сохранить тут тот статус-кво, как можно дольше сохранить роль Америки в мире. Это бесконечные игры на удержание ситуации, на замораживание, дошло уже до политики отрицательных процентных ставок.

ИА Новороссия: Переведите на доступный для понимания язык, пожалуйста.

А.П.: Купить пару лет «спокойствия», создав проблемы для России в подбрюшье.

ИА Новороссия: Вот, мы говорим с Вами о том, что цель Американцев: тлеющий такой болезненный очаг в мягком подбрюшье России, плюс две военных базы: одна на Днепре, вторая на Днестре, все точка?

А.П.: Ну военные базы сейчас Америка сворачивает по всему миру, ну потому что не может их содержать.

ИА Новороссия: Время долета стратегического вооружения?

А.П.: Я не переоцениваю. На сегодняшний день, Америка уже не может содержать, то количество военных баз по всему миру. Там больше 600 баз очень крупных было, сейчас по 30-40 баз, которые они, на сегодняшний день сворачиваются. Они пытаются передать военную эстафету туземцам. Например, пытаются вооружить Украину, чтобы Украина была той военной базой американской, но без американцев.

ИА Новороссия: Я с вами не соглашусь, потому что мы с вами помним скандал недавний о перевозе ядерного оружия с базы в Турции на базу в Румынию.

А.П.: Ядерное оружие — бомбы с 50-х годов. Я считаю, что учитывая сегодняшние проблемы с ураном в атомной промышленности США, можно уверенно говорить, что скорее всего эти вещи поехали на утилизацию.

ИА Новороссия: Мы не об этом. Вы говорите о том, что уже нету прямого милитаристского, военного интереса, просто осуществляется некий посев вот такой виртуальной вирусной технологии, чтобы оно само росло на месте. Не обязательно 2000 морпехов сюда переводить, чтобы они тут находились. Свои найдутся?

А.П.: Так ведь для этого и есть некая двухсоттысячная, резервная добровольческая украинская армия. Причем, насколько я понимаю, я читал даже, очень многие украинские депутаты Верховной Рады и прочие политики не понимают, откуда растут ноги. Не понимают, по каким законам сейчас производятся действия в этом направлении, за какие деньги, кто это будет содержать, кто будет вооружать. Но тем не менее, это попытка собрать двести тысяч фанатиков, которые будут готовы воевать добровольно, брать в руки оружие и по зову, скажем, идеологическому, не по финансовому даже.

Мотивация идеологическая двухсоттысячной добровольческой армии, которая будет глубоко русофобской и которая будет определенным тараном, и которая может заменить этих вот морпехов и, вполне там, современное прочее оружие, которые стоит десятки миллиардов.

ИА Новороссия: И они не приедут в Америку в цинковых гробах.

А.П.: Да, да. И в пользу этих действий используются все возможности госмашины, и медийная и иные современные возможности манипуляции сознанием. На самом деле, выводят вперед, не возможности материальные, а манипулятивные технологии и потом применение этих людей, у которых сформулировано сознание в нужном направлении.

ИА Новороссия: Простой человек — управляемый продукт, вы это имеете в виду?

А.П.: Да, это информационные войны. Получается война на информационном фронте сейчас намного продуктивней, чем война в физическом мире.

ИА Новороссия: Ну вот завершаем, скажем так, вводный, но продуктивный разговор. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, в каких парадигмах, в каких методах, в каких направлениях, должны двигаться ДНР, ЛНР и Россия, где они должны искать точки соприкосновения помимо прекрасных белых КАМАЗов с гуманитарной помощью. Как, как нам моделировать будущее сейчас, в каком направлении?

А.П.: Если касаться ежедневной экономической реальности, то это безусловно, работа на максимальное увеличение коэффициента связи регионов, но только на Восток. Имеется в виду, максимальные попытки связать транспортные, экономические, культурные и иные связи Донецка и Луганска с соседними регионами.

ИА Новороссия: Ресурсные в том числе? Уголь, электричество, продукция тяжелого машиностроения, металлургии?

А.П.: Да, этим максимально увеличением, коэффициента связи регионов, о котором я говорил. Только теперь в восточную сторону.

А.П.: Если политически посмотреть, я вчера или позавчера на сайте Новоросинформ, смотрел видео, где один из луганских корреспондентов спрашивает луганских кандидатов в депутаты местных советов, о том, «как они будут сотрудничать с Украиной». И что очень интересно, что вот как раз там прямо проявилось то, о чем я говорю.

Оказалось, что только два молодых человека из десятка высказавшихся, имели правильное суждение, они доносили, что при любых политических, околополитических, экономических реалиях — мы не должны забывать о том, что мы идем, стремимся и наше направление только в сторону России. Исключительно. И эта декларация должна быть некой татуировкой на лбу. Остальные, не понимая ситуацию и еще больше вводя население в состояние некой дезориентации, начинали просто моделировать разные отношения с Украиной или вообще начинали высвечивать свое затаенное желание возврата на Украину.

Забывая о тысячах погибших, о погибших детях. Забывая о том, что Луганск фактически был разгромлен украинскими войсками и до сих пор не зализал раны. До сих пор обстрелы там, закончились пару дней назад, того же самого Луганска и его окраин.

Не имея четкой понятной, хотя бы декларативной направленности, где дом — получим очень серьёзные последствия внутри, очень большие политические турбулентности. Начинать надо свои речи с того, что «Карфаген должен быть разрушен». Любую свою речь нужно начинать фразой: «Мы идем в Россию».

ИА Новороссия: Вопрос последний в нашей беседе. Безусловно, это не последний наш разговор — их будет еще много. Как Вы высчитаете, как Вам кажется, Россия готова к тому, что люди уже на сложившейся за 24 года Украине для России, я подчеркну, считают Россию домом, Россия готова встретить этих новых старых соотечественников, она готова их воспринять и принять в свое лоно?

А.П.: Я понимаю, о чем Вы говорите, на самом деле слом стереотипов должен быть произведен с обоих сторон границы. Вот именно поэтому, мы, движение «Юг России», этим и занимаемся.

Мы налаживаем связи между Луганском, Донецком, Воронежем, Ростовом. Мы приглашаем беженцев политических из Одессы, Николаева, Харькова. Мы ежедневно сталкиваемся с региональными отличиями повестки и понимаем, что ломка стереотипов необходима. Да, вырабатываем повестку дня и фактически мы ломаем стереотипы с обоих сторон границы. Мы стираем некий Юго-Восток Украины и порождаем, пока еще виртуальный, Юг России.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!