Октябрь 1993-го чуть было не стал началом новой Гражданской войны в России. В сентябре президент Ельцин, решив разрубить узел противостояния с Верховным Советом, издал Указ №1400, которым распустил российский парламент. Депутаты в ответ решили не распускаться, а приняли резолюцию об отстранении Ельцина от власти.

Взбунтовавшиеся парламентарии засели в оборону в Доме Советов (ныне Дом Правительства РФ или, как его еще называют, «Белый дом»). Верные Ельцину войска оцепили «бунтовщиков», в здании отключили свет, воду, канализацию. Депутаты не сдавались. Патриарх Алексий II попробовал примирить противников. Стороны договаривались о мирном разрешении конфликта, но, похоже, лишь для того, чтобы пожав друг другу руки, тут же нарушить свои обещания. С каждым днем ситуация становилась все напряженнее. Наконец, 3-го октября защитники Верховного Совета сначала захватили здание Мэрии иСЭВ на Новом Арбате (знаменитая «книжка»), а потом часть их двинулась к телецентру Останкино, чтобы передать в эфир обращения главы Верховного Совета Руслана Хасбулатова и назначенного депутатами исполняющим обязанности президента Александр Руцкого. «Останкино» к тому времени защищали бойцы внутренних войск, милиционеры и отряд спецназа «Витязь». Вечером 3-го октября по митингующим у Останкино был открыт огонь, который привел к первым многочисленным жертвам. А на следующий день состоялся штурм Белого дома. Во второй половине дня Верховный Совет сдался, часть участников обороны арестовали, и началось следствие. В феврале 1994 года все участники обороны вышли на свободу по амнистии. А к нам в «КП» в преддверии очередной годовщины тех трагических событий пришел служивший в те годы старшим следователем Генеральной прокуратуры по особо важным делам Леонид Прошкин, который вместе с нами вспомнил, как тогда все происходило.

СУВЕРЕНИТЕТ, ПУТЧ, БОЙНЯ

— Леонид Георгиевич, как Вы восприняли противостояние Ельцина и Верховного Совета и события 3-4 октября?

— Как продолжение ГКЧП 1991 года. Но более того я это воспринял как продолжение декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, которая была принята, Верховным Советом РСФСР во главе с Ельциным в 1990 году. У нас сейчас этот день объявлен государственным праздником, 12 июня, но я считаю, что это не праздник, это дата государственной трагедии. Они, депутаты, в 1990 году поддержали Бориса Николаевича, проголосовали практически единогласно, а всего через три года, получили стрельбу по самим себе.

— А Ваша работа по расследованию событий как началась?

— Рано утром 4-го октября я по приказу начальника следственной части Прокуратуры РФ прибыл к месту службы и получил приказ возбудить два уголовных дела. Одно — по захвату мэрии. Второе — по Останкино. Если помните, в ночь на 4-е телецентр Останкино погромили достаточно сильно. И вот мы вместе с приданными следователями МВД сидели и слушали радио, потому что телевидение не показывало, а радио все же что-то говорило. Мы получали информацию из МВД, и когда те, кто были в Белом доме, сдались, и их начали арестовывать, когда главных руководителей отправили в Лефортово, а тех, кто послабее, — в Матросскую тишину, потому что очень много людей были задержаны сразу, и их распихали всюду, где только можно, за нами, важняками, закрепили главных подозреваемых. И мы поехали в Лефортово. Причем, микроавтобус у нас был без всяких мигалок и прочих спецсигналов и надписей, мы чуть было не попали под расстрел. Нас остановил патруль, которому было непонятно, кто едет, куда, зачем, а у них был приказ всех задерживать и арестовывать. Еле-еле уговорили их нас отпустить.

Приехали в Лефортово, ждем. И вот привезли задержанных. Первым по коридору шел Хасбулатов. Он так интеллигентно себя вел, всем головой кивал, здоровался. Держал подмышкой сумку с вещами. Следом Руцкой. А потомМакашов в своем неизменном кожаном пальто и в берете на голове. Макашова мне распределили. Его завели в мой кабинет, он сел, я начал шапку протокола заполнять, а потом глаза поднял — а он сидит на стуле и спит. Я его спрашиваю: «Альберт Михайлович, что с вами?» А он извинился, что последние трое суток не спал вообще. Я анкету заполняю, он на все вопросы отвечает нормально. А до партийности дошли, он сказал — «член КПСС». Я ему — вообще-то КПСС-то уже нет… Он повторяет: нет, пишите — член КПСС. Ну, я так и записал.

— Макашов что рассказывал?

— Показания по существу он давать отказался. Но вы знаете, хватило других показаний и свидетелей, чтобы понять все, что происходило и составить картину произошедшего.

ОСТАНКИНО СТАЛО СПУСКОВЫМ КРЮЧКОМ

— В Останкино кто дал приказ стрелять?

— В Останкино была очень серьезная провокация, которая дала возможность произойти тому, что произошло 4 числа. Там не было приказа стрелять, там отдали приказ защищать. Самое интересное, что Останкино они бы никогда не смогли взять. Потому что со стороны Макашова было 20 автоматов, и куча баркашовцев с пистолетами ПСМ калибра 5,45, которые захватили в здании мэрии… Причем, там как будто кто-то специально принес ящик — там где-то порядка 70 пистолетов было. Новенькие совсем, в смазке. Такое ощущение, что кто-то эти пистолеты специально подсунул.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!