Донецкий блогер Андрей Заблоцкий вступил в дискуссию с ярой украинской националисткой, воюющей против Донбасса — Аленой Белозерской. Редкий случай, когда две открыто противодействующие стороны объясняют друг другу свою позицию.

В ее комментариях можно узнать, почему Украина не восстанавливает оккупированную ею часть Донбасса, почему проводит активную украинизацию, почему идут политические аресты. Кроме того, мы узнаем мнение, что военных нельзя отпускать до конца войны, чтобы не вернулись в строй, а держать в лагерях для военнопленных.

Такие «оправдания» политики Украины из уст Белозерской для жителей Новороссии — мотивация сражаться за свой край и не сдаваться.

Слово Андрею Заблоцкому:
«Витрина украинизации.В комментариях к моему посту «Украинский национализм и Война в Донбассе для чайников» у меня возник спор с Еленой Белозерской (bilozerska) относительно того согласятся ли жители ДНР вернутся в Украину и есть ли им чего опасаться в таком случае. Разумеется, моя собеседница настаивала на том, что жителям Донбасса ничего особенно не угрожает, я же утверждал обратное. В процессе обсуждения у меня возникла мысль, показавшаяся любопытной — если бы украинское правительство было заинтересовано в том, чтобы убедить жителей Донбасса вернуться в состав Украины, то оно должно было бы проводить соответствующую политику на подконтрольной Украине части Донбасса, превратив его в своеобразную «витрину Украины» (по аналогии с ГДР, которую называли «витриной социализма»). Однако в реальности украинский Донбасс представляет из себя совсем другую витрину».
Украинские власти проводят последовательную политику, если продолжать проводить параллели с советской терминологией — «форсированной украинизации». Вот, к пример, свежий пост в фейсбук от руководителя Донецкой военно-гражданской администрации П.Жебривского, который хвастается доведением уровня украинизированных школ до 60%. И это при том, что даже по данным, не слишком объективной, переписи населения 2001 года, на русском языке в Донецкой области разговаривали 75 % населения, по данным же Киевского международного института социологии(КМИС), которые обычно рассматриваются как более реалистичные — даже 93 %.
С обещанным восстановлением разрушенного войной, тоже как то не задалось. Вот, например, снимок сделанный во время визита министров иностранных дел Германии и Франции — мост неподалёку от Славянска в 2014 году до сих пор не восстановлен. Недавно по дороге мы с Олегом Никитиным были рядом с другим известным мостом, получившим повреждения, который находится в Раздольном, на территории ДНР. Он уже восстановлен, хотя экономические возможности Украины и ДНР несоизмеримы.
Продолжаются и аресты людей заподозренных в симпатиях к сепаратистам. Недавно вот арестовали мэра Дзержинска(который Украина именует Торецком) — в 2014 году он то ли помогал, то ли не помешал проводить референдум. Я не испытываю к нему никаких симпатий, но если уж арестовали его — действующего украинского мэра, который наверняка сделал всё чтобы доказать свою преданность Украине, то что уж говорить о , или активистах, которые на самом деле проводили референдум, или воевавших с оружием в руках ополченцах.
И всё вышесказанное отнюдь не означает, что украинские власти хотят напугать сепаратистов — они вполне могут считать свою нынешнюю политику лояльной. Но в таком случае, представьте как они будут себя вести в случае своей победы…

Алена Белозерская, девиз блога которой «Знаю, как нужно», отвечает на затронутые вопросы «как знает»:
«Вы затронули в своем посте несколько совершенно разных тем. Но у озвученных Вами ситуаций есть одно общее: еще не закончена война.
Когда идет война, необходимо преследовать тех, кто сочувствует врагу. Заподозренных в сочувствии надо проверять, не совершают ли они каких-либо враждебных действий. Ведь они могут, например, шпионить в пользу врага, совершать диверсии или помогать диверсантам.
Когда закончится война, всех сложивших оружие или сделавших вид, что никогда не держали его в руках, надо скопом амнистировать. Кроме крупных руководителей, но они сбегут.
Чиновник, который явно помогал так называемым «сепаратистам» (я их сепаратистами не считаю и стараюсь так не называть) в военное время должен быть (по самому минимуму) снят с должности, арестован и допрошен. В мирное время пускай себе живет спокойно, но к руководящим должностям не подпускать. С чиновника, руководителя спрос гораздо выше, чем с рядового боевика, за зарплату лузгавшего семечки на блокпосту или даже ходившего в атаку.
По моему твердому убеждению, боевик, решивший сложить оружие раньше, чем война закончится, должен находиться до окончания войны в лагере для военнопленных, в хороших условиях, под строжайшим контролем международных наблюдателей, и выйти на волю сразу же, как война окончится. Иначе не получится проверить, не взялся ли он за старое.
Можно придумать что-то вроде почти свободного проживания для таких — чтобы они могли работать, ходить в город за покупками и т.д. Но если убегут, в следующий раз судить — как за побег из тюрьмы, например.
Насчет неотремонтированного моста. Во-первых, некорректно сравнивать ресурсы Украины и ДНР. Ресурсы ДНР — это ресурсы России, за ее деньги и отстраивают.
Во-вторых, не думаю, что разрушенную в 40-х инфраструктуру Украины начали восстанавливать до капитуляции гитлеровской Германии. Разве что завалы разгребали и дома кое-как латали, чтобы людям было где жить. «Все для фронта, все для победы».
В прифронтовых регионах еще меньше порядка, чем в центральной Украине — то есть, больше возможностей для воровства. Я помню, как во времена чеченской войны выделялись деньги — тоже, кажется, на восстановление моста, взорванного чеченскими диверсантами. Только отстроят — опять придут и взорвут. А может, только первый раз приходили, а остальные разы просто списывали деньги на восстановление моста?
А кроме таких псевдо-диверсантов, война ведь действительно непредсказуемая вещь. Может, завтра Россия открыто вторгнется и за эти города снова будут бои? Я бы эти деньги лучше на фронт пустила.
Украинизация школ — это мягкая демонстрация силы, необходимая сейчас. Конечно, все должно происходить толково и последовательно, а не списывать деньги на эту украинизацию. После войны, я считаю, должен быть какой-то процент русских школ, чтобы те люди, для кого это принципиально, могли отдать туда детей. Таких людей обычно немного. Остальные же будут отдавать детей просто в ближайшие школы, так всегда делают».

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!