Известный украинский предприниматель и общественный деятель, по странному стечению обстоятельств не упрятанный за решетку за сотрудничество с «российским оккупантом», Виктор Медведчук сделал вчера печальный экономический прогноз: «Производственный потенциал страны и ее промышленность практически уничтожены. Всё, что может сегодня предложить Украина мировому рынку, ― это дешевое сырье. И вряд ли Украине удастся, по крайней мере быстро, вернуть былые позиции».

Пессимизм Медведчука, между тем, расходится со щенячьим восторгом президента Порошенко, который поспешил в связи с получением кредита от МВФ рапортовать о космических размеров перемоге: «Попытки России подорвать солидарность МВФ с Украиной и сорвать решение о транше — провалились. Кремль проиграл в этой операции. Реформы делают нас сильнее, а вместе с тем крепче становится и наша способность противодействия внешней агрессии». Ни больше, ни меньше.

Хороший повод поговорить даже не о разорванной за 25 лет экономике Украины, а о самой культуре хозяйственной деятельности. Если бы с нею дела обстояли не так плохо, то у МВФ был бы хоть какой-то шанс получить в ближайшие годы свои кредиты обратно. Как выразился обозреватель агентства Reuters Джош Коэн, «сегодня на Украине с коррупцией все настолько плохо, что даже принц Нигерии был бы смущен». Как указывает Коэн, «из бюджета Украины исчезают более 12 млрд долларов в год. В своем последнем обзоре мирового взяточничества международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International поместила Украину на 142-е место из 174 стран по "Индексу восприятия коррупции" — ниже таких стран, как Уганда, Никарагуа и Нигерия».

В принципе, это все, что нужно знать о культуре хозяйственной деятельности на Украине. Однако стоит заметить еще одну любопытную деталь, напрямую вытекающую из культуры политической. За 25 лет независимости квазигосударственное образование «Украина» превратилась в страну кустарного производства и кустарных услуг, ушедших в «тень» и соответствующим образом оформленных. С крахом централизованного производства местное население пустилось во все тяжкие: кто-то открывал гостиницы на два человека, кто-то подрабатывал программистом, другие — таксистами, третьи — проститутками, четвертые — копали «копанки» (нелегальная частная добыча угля), пятые — промышляли продажей и перепродажей. Процент занятого на большом централизованном производстве населения неуклонно падал. В результате разного рода сезонные рабочие из западных областей, пубертатные бездельники со всей Украины и скупленные за копейки журналисты устроили Майдан. Будто бы заведенные на индустриальный ритм Донецк и Луганск, по-военному организованный Севастополь в это время работали.

И это уже не шутки. Это многовековая хозяйственная и политическая культура, которая в советские времена сглаживалась доступностью медицины, образования и поддержанием достойной хозяйственной инфраструктуры. Предоставленная себе Украина без внешнего контроля (австро-венгерского, польского или российского) всегда превращается в Гуляй Поле — это аксиома государственного строительства для этих территорий. В постсоветской Украине это Гуляй Поле обрело формы шаткого политического союза паразитирующих на советском наследстве олигархических групп. Местное население разбрелось с заводов и фабрик по своим маленьким хатам с края.

Поэтому действующую политическую и экономическую систему Украины можно было бы по-научному определить как симбиоз анархического способа внегосударственной самоорганизации с попыткой нацистской интеграции разрозненного общества под флагом идеологии воинствующего украинства. Признаков перестройки сознания и эволюции в сторону слаженного этатизма и организованного производства не наблюдается. Скорее напротив — и это социологический факт, перетекающий в неутешительный диагноз. Как говорил Леонид Кравчук, «Що маємо, те маємо».

Знают ли об этом еврокредиторы? Вероятно, догадываются. Только кредит Киеву выдается не для экономического процветания, а для поддержания жизни русофобского анклава «Украина». Если держать пса на голодном пайке, он же не на хозяина злится, а гавкает от отчаяния на ближайшего прохожего. За это косточку от МВФ и получает.

Андрей Коваленко, главный редактор ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: