Грам­ма­тик и уче­ни­киНеза­мет­но про­шло дожд­ли­вое ле­то, уто­мив­шее нас сво­и­ми кон­траста­ми зноя и по­чти осен­ней про­хла­ды. Се­го­дня — дол­го­ждан­ный День Зна­ний, на­пол­нен­ный мно­го­обе­ща­ю­щи­ми па­рад­ны­ми ре­ча­ми, цве­та­ми и по­здрав­ле­ни­я­ми. Зав­тра на­сту­пят учеб­ные буд­ни. Ба­буш­ки и де­душ­ки, обыч­но ис­пол­ня­ю­щие роль «пе­да­го­гов», от­ве­ли сво­их пер­во­кла­шек в пах­ну­щие све­жей крас­кой шко­лы.

Нет, я не ого­во­рил­ся, по­то­му что гре­че­ское сло­во пай­да­го­гос (пе­да­гог) пе­ре­во­дит­ся как "де­то­во­ди­тель". Во­пре­ки на­ше­му сло­во­упо­треб­ле­нию, — это со­всем не пре­по­да­ва­тель! В ан­тич­ном ми­ре так на­зы­ва­ли осо­бо­го ра­ба, за ру­ку от­во­дя­ще­го ма­ло­го ре­бён­ка в шко­лу и во­об­ще при­смат­ри­ва­ю­ще­го за ним. (Тер­мин со­от­вет­ству­ет рус­ско­му по­ня­тию "дядь­ка", — как, на­при­мер, Са­ве­льич у ша­ло­пая Гри­не­ва в "Ка­пи­тан­ской доч­ке" А. Пуш­ки­на.) А учи­тель, школь­ный на­став­ник — по-гре­че­ски ди­дас­ка­лос.

Для ме­ня пер­вое сен­тяб­ря ас­со­ци­и­ру­ет­ся со ста­рень­кой двух­этаж­ной шко­лой в про­вин­ци­аль­ном при­волж­ском го­род­ке Став­ро­по­ле-на-Вол­ге (ныне всем из­вест­ный То­льят­ти), сре­ди де­ре­вян­ных до­ми­ков за зе­лё­ны­ми за­бо­ра­ми, по­верх ко­то­рых скло­ня­ют­ся вет­ви яб­лонь, отяг­чен­ные ро­зо­ва­то-крас­ны­ми пло­да­ми. Это бы­ло очень дав­но — за год до «кос­ми­че­ской эры» — до по­ле­та в кос­мос Юрия Га­га­ри­на. А пер­вый год но­вой жиз­ни в гор­дом зва­нии «шко­ля­ра» — с во­про­сом учи­тель­ни­цы о смыс­ле по­сло­ви­цы «уче­нье — свет, а неуче­нье — тьма».

Учи­тель и шко­ля­ры. Ми­ни­а­тю­ра XV в.

Учи­тель и шко­ля­ры. Ми­ни­а­тю­ра XV в.

На­сту­пи­ла ти­ши­на, мои юные со­то­ва­ри­щи на­пря­жён­но раз­мыш­ля­ли, пе­ре­став ело­зить по пар­там и ко­вы­рять в но­су, но пре­одо­леть «тьму» во­про­са так и не смог­ли. Лишь од­на не по ле­там рас­су­ди­тель­ная де­воч­ка уви­де­ла смысл по­сло­ви­цы в необ­хо­ди­мо­сти «учить уро­ки при све­те (днём)» или при за­жжён­ной на­столь­ной лам­пе, дабы не по­вре­дить зре­ние! Воз­ра­зить про­тив это­го бы­ло ре­ши­тель­но нече­го, но всё же речь шла о дру­гом… Од­но­му мне уда­лось ис­тол­ко­вать эти сло­ва в смыс­ле зна­ния как «ду­хов­но­го све­та», про­го­ня­ю­ще­го «тьму неве­же­ства» и поз­во­ля­ю­ще­го че­ло­ве­ку ори­ен­ти­ро­вать­ся в ис­то­рии и куль­тур­ном мно­го­об­ра­зии окру­жа­ю­ще­го его ми­ра, вос­при­ни­мая его не всле­пую, а осо­знан­но и це­ле­со­об­раз­но. (Ко­неч­но, го­во­рил я не так фило­со­фи­че­ски глад­ко, но смысл был тот же.) По­сле­до­вав­шей за­тем по­хва­лой на­став­ни­цы и ува­жи­тель­ны­ми взгля­да­ми юных кол­лег по клас­су я до сих пор гор­жусь боль­ше, чем хва­леб­ны­ми ре­цен­зи­я­ми на на­пи­сан­ные позд­нее кни­ги и дис­сер­та­ции.

На­чи­на­ет­ся «ра­бо­чий до­суг». Это не шут­ка, а за­ме­ча­тель­ное сви­де­тель­ство ан­тич­но­го и сред­не­ве­ко­во­го ин­тел­лек­ту­а­лиз­ма, так недо­ста­ю­ще­го на­ше­му де­ло­ви­то-пош­ло­ва­то­му ми­ру. Ведь гре­че­ское сло­во схолэ, во­шед­шее без пе­ре­во­да в ев­ро­пей­ские язы­ки (schola, school, école, Schule, шко­ла), пе­ре­во­дит­ся как «до­суг», «сво­бод­ное вре­мя»! Об­ла­дать им и по­свя­щать его бла­го­род­ным на­у­кам или спор­тив­ным упраж­не­ни­ям в гим­на­сии (от­сю­да на­ше сло­во «гим­на­зия») мог толь­ко сво­бод­ный че­ло­век, в от­ли­чие от ра­ба или ре­мес­лен­ни­ка, ли­шен­но­го воз­мож­но­сти ум­ствен­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния и за­ня­то­го толь­ко ра­бо­той и на­коп­ле­ни­ем ма­те­ри­аль­ных благ. (Ра­зу­ме­ет­ся, сей­час «раб» — не клас­со­вая ка­те­го­рия: это — лю­бой че­ло­век, ста­но­вя­щий­ся ра­бом внеш­них си­ту­а­ций и при­ми­тив­ных физио­ло­ги­че­ских по­треб­но­стей.)

Зем­ская шко­лаОс­но­ва­тель Хри­сти­ан­ства име­ну­ет­ся в Еван­ге­ли­ях «Учи­те­лем», и ико­но­гра­фия Хри­ста со свит­ком идет от ан­тич­ной ма­не­ры изо­бра­жать фило­со­фа как учи­те­ля, как гла­ву шко­лы — схо­лар­ха. Сред­не­ве­ко­вье по­ни­ма­ло весь мир как шко­лу, в ко­то­ром че­ло­век — при­леж­ный шко­ляр, и имен­но так звал­ся его иде­аль­ный пред­ста­ви­тель — схо­ласт (уче­ный)! В эту ве­ли­кую эпо­ху муд­рей­шие лю­ди пи­са­ли по-гре­че­ски и по-ла­ты­ни, пи­са­ли не для за­ба­вы и лег­ко­го чте­ния, ка­жу­щей­ся «тем­но­той» сво­их трак­та­тов от­пу­ги­вая невежд и нече­стив­цев. Что бы они ска­за­ли о кру­ге чте­ния на­ше­го обы­ва­те­ля, пре­тен­ду­ю­ще­го на ти­тул ин­тел­ли­ген­та!? Это ли не апо­фе­оз книж­но­го зна­ния! Лишь позд­нее «лу­ка­вые лю­диш­ки, под­стре­ка­е­мые кня­зем тьмы, осла­ви­ли ве­ли­ких муд­ре­цов име­нем схо­ла­сти­ков, при­дав это­му слав­но­му име­ни — ибо что иное вся зем­ная жизнь на­ша, как не "схо­ла", или шко­ла муд­ро­сти и пра­вед­но­сти? — ху­ли­тель­ный смысл», — с гру­стью кон­ста­ти­ро­вал бле­стя­щий про­фес­сор Санкт-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та Лев Пла­то­но­вич Кар­са­вин (1882—1952).

Юрий Ру­бан,
кан­д. ис­т. на­ук, кан­д. бо­го­сло­вия


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: