К читателю:

Давай на ты!

Там, о чём пойдёт речь, я очень редко встречал обращение на Вы, несмотря на пол и возраст. Дело в том, что в этой книге не будет многих серьёзных вещей, к которым люди уже привыкли на этой войне — политики, описаний военных операций и тактико-технических характеристик вооружений. Здесь будут только люди. Люди, оказавшиеся на самой страшной войне, которая только может быть — гражданская война. Ты узнаешь, как она меняет людей, как она плодит героев и подонков, узнаешь о страхе и любви на войне. А мы с тобой, кем бы ты ни был или была, встретились на краю обрыва у Черного моря, вечером, в униформе, разожгли костёр и достали армейский сухпаёк. Тебе не нужна моя автобиография, ты только хочешь узнать — что там и что видит и чувствует на войне простой человек, однажды добровольно на неё ушедший и ставший «ополченцем»…

Третья часть моего повествования

Однажды утром.

Прошло чуть больше недели с того дня, как я начал служить в своём первом подразделении на Донбассе с громким названием «Греки. Отморозки». Название вполне приемлемое для лета 2014, учитывая, что рядом с нами были такие группировки как «Психи», «Мутные» и «ОПГ». Позже командир правда изменил название на «НКВД г.Макеевки», что добавило солидности нам хотя бы на вывеске. Так вот, служу я, значит, в предвкушении и ожидании первых боевых, и однажды утром… Просыпаюсь от того, что мне прямо в нос смотрит дуло «Ксюхи» (АКСУ). Ну всё — думаю — укропы. Потом смотрю, что тип, тыкающий в меня ствол, одет по форме номер 8 (что отрыли то и носим), с георгиевской ленточкой, и на чистом русском приказывает подыматься и сдать автомат, ремень которого у меня всегда был на ночь намотан на руку. Деваться некуда, вариантов ноль. Выхожу в коридор, где на корточках у стены сидят все наши в окружении, по сути, наших же товарищей из соседнего подразделения, но на этот раз с направленными стволами в нашу сторону. Сижу. Выводят командира. С ним начинают, что-то решать, после чего они уходят, вернув мобильники и оружие. Позже выяснилось, что им даже штурмовать нас не пришлось — один из них просто подошел к дверям, улыбаясь помахал рукой часовому, тот его узнал — все же друг-друга знают, и как ни в чём не бывало его запустил…

В чём суть — спросишь ты? Да в том, что это вполне нормальное явление для той эпохи. В то время отсутствовал центр управления ополчением и каждый полевой командир вполне мог считать себя царём, богом и пророком на той войне, иметь свой коммерческий интерес и свою сферу влияния. Тогда к нам приходили ребята из комендатуры Макеевки, командир которых, «Салат», что-то не поделил с нашими командирами «Греком» и «Ченом». Тогда всё закончилось благополучно, но что примечательно, спустя пару месяцев, уже «Салат» и вся его комендатура были объявлены «вне закона» и разоружали их уже мы. Хотя само понятие законности всегда было весьма условным тогда. Например, возьмём три подразделения в Макеевке в то время — комендатура, мы (чуть позже ставшие «Военной полицией») и «Меч» (люди Безлера). Как думаешь, на чьей стороне в то время был Закон? На стороне тех у кого было больше людей и стволов, а значит у «Меча», который мог слать и игнорировать всех, кого считал слабее себя. Однажды, мне стало интересно: а по каким понятиям мы вообще живём? Я обратился к заму «Грека» с вопросом: «Объясни, мы как службу тянем, у нас махновщина или Устав?», на что получил ответ: «У нас подразделение смешанного типа!»…

Итог — переходный период — это всегда лишь право сильного.

Первый боевой выход.
Это ещё у «Грека» было. Июль 2014. Собираемся по полной боевой, выезжаем куда-то под Зугрэс на базу Оплота. Ночуем там, пока командиры всю ночь решают, что и как будет происходить. Утром подымаемся и получаем задание. Суть проста — едем к блокпосту ВСУшников, по нему работает наша артиллерия, мы («Греки.Отморозки») и ещё одна группа «Французы» после артподготовки разбираем этот блокпост до конца, собираем трофеи и быстро сваливаем. Казалось бы, всё элементарно, но человек предполагает, Бог располагает…

Выезжаем. Добираемся до точки, где нас должны были встретить «Французы», а их нет. Как выяснилось позже, они решили нас не ждать, а поехать в объезд. Связи кстати тоже нет — рации тогда были редкостью, а сотовая связь на боевой выход отрубается. Тут по воле случая нам по пути попадаются ещё одни ополчуги, колесящие по этому району в поисках своих приключений. Решили двигаться вместе, хотя дорогу плохо знали все. Доезжаем до Т-образного перекрёстка уже недалеко от блокпоста, на нём наугад поворачиваем налево. Продолжаем движение по разбитой дороге и тут по ряду признаков понимаем, что едем не к блокпосту, а прямо на укроповские окопы… Разворачиваемся прямо перед ними, метров в 150-200. Благо время был 5ый час утра и они видимо ещё сами не поняли, что у них прямо перед носом произошло или просто опешили от такой наглости. Быстро сваливаем в маленькую деревушку неподалёку и прячемся возле трансформаторной станции. И тут началось… Во-первых, укропы сообразили, что это было и куда мы спрятались и начали с миномёта работать по этой деревушке. А во-вторых, наши матёрые артиллеристы взяли чуть левее блокпоста и тоже начали работать по нам… Ощущение, когда по тебе стреляют и свои и противник, непередаваемо! Дальше смена кадров — шелест пролетающих мимо снарядов и мин, взрывы в метрах 50-100, падающие с верху ветки срезанные осколками, Гоша со страхом в глазах вжимается в землю, резиновый пол трансформаторной станции, Крава возится с ПК и стреляет опять таки в сторону ноги Гоши, пуля прошла рядом и все ржут! В общем, когда стало очевидно, что операция с треском провалилась, прыгаем в бусик и по газам, пока никого не зацепило, хотя взрывом дверь нам всё же оторвало. По дороге хотели зацепить сломанную тачку, за которой успели приехать «хозяева» — такие же гаврики как и мы. Грек машину им всё же вернул, но взамен взял 3 магазина на АК. Заехали на заправку, наелись хот-догов, снова поржали и поехали дальше. Приезжаем в итоге не базу Оплота, где уже сидят наши артиллеристы которые час назад нас бодро накрывали и весело так интересуются: «Ну как съездили, парни?!»…
Весь этот балаган иначе как отсутствием в то время централизации не назвать. Оно приблизительно так всегда и было — встречаются командиры, договариваются о совместных действиях и работают, либо всем поступает сигнал о движении украинской армии и по сути кто хочет, тот и едет, но в эти моменты было видно — кто воюет, кто набрал оружия для других целей… А взаимоподчинение и координация структур и подразделений в то время, как я уже писал, было весьма условным.

Разведка

Спустя несколько дней после предыдущего эпизода, собирает нас Грек на развед-выход. Там же, где-то между Зугрэсом и Шахтёрском, по данным разведки, которая поработала до нас, в одной деревушке скопилась украинская артиллерия и в одном из домов, который даже отметили на карте был предположительно их штаб.
Наша задача — ночью туда пробраться и всё осмотреть, если данные подтвердятся, наша арта начнёт отрабатывать их предположительные позиции и штаб в 7 утра.

Естественно, что наша шайка нищебродов планировала и трофеями разжиться, но не суть. Собираемся, выезжаем, ползём… Приползли. В деревне полная тишина, даже собаки не лают. Уже просто идём, по прежнему «тиха украинская ночь…»
Тут в одном дворе, выходит из сарайки бабуля. Грек подходит, здоровается и начинает расспрашивать, где нацики и их арта. Бабуля заявляет, что со времён Войны фашистов тут отродясь не было. Хорошо, нет так нет. Выдвигаемся в сторону «штаба» в деревушке.
По факту мы вышли на большой частный дом, в котором в это время действительно было движение, стояли машины и слышались мужские голоса. Тут делать нечего — вскидываем стволы и заваливаемся… Но нас встречает огромный стол с сидящими за ним женщинами, детьми и стариками… В «штабе» были 4 семьи беженцев из постоянно обстреливаемого тогда Шахтёрска. Чай, плюшки, тёплый приём, пожелания Победы и мы выходим на точку возврата к нашему бусику.
Пока идём всем доступным русским матерным обсуждаем «разведчиков» ходивших туда до нас. По всей видимости, эти гаврики, не дошли до посёлка километра полтора и взяв бинокль, провели «разведку местности». Что они могли принять за артиллерию осталось так и не ясным, разве только трубы от бань, со «штабом» понятнее — кто-то двигается, значит, что-то происходит… И решили они не долго думая, что на всякий случай, пусть арта туда накидает, а если, что не так, всё на укропов списать можно.
Раздолбаи, что тут скажешь! Не удивлюсь, если они в числе тех ополчуг, кто раз сходив с биноклем на террикон вернувшись сразу цепляет на себя значок «летучая мышь» — в Донецке много таких осталось, к сожалению. Впрочем время ещё придёт, когда и там с каждого спросят, за какие заслуги у него та или иная медаль и по какому праву он носит берет определенного цвета или знак спецподразделения. Естественно Грек сразу отзвонил в штаб и обрисовал ситуацию, что бы артобстрел был отменён.
И вот мы подходим уже к бусику и тут за деревней, километрах в 5ти мы увидели зарево. Это были Грады. Грады ВСУ стрелявшие в сторону Шахтёрска. Стрелявшие в мирный город по спящим людям. Тут все замолчали. Оставалось только смотреть, осознать своё бессилие в этот момент и так же молча вернуться на базу.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!