Мария, спасибо Вам за то, что обрадовали своим присутствием наше многотысячное сообщество. В день рождения Вашего отца и нашего литературного «батьки», предлагаю заложить ежегодную традицию таких виртуальных творческих встреч «На именинах у Бузины». Вы, наверное, не представляете, как Вас здесь любят и какие теплые чувства питают к Вам. Олесь был для нас самым дорогим писателем, философом и ярким пророком правды на изломе тысячелетий. Цена правды не изменилась с библейских времен — это по-прежнему жизнь. И Олесь заплатил ее. Поэтому за правду первый бокал, господа белогвардейцы! Наш местный доктор Акцепт может и разрыдаться, особенно после третьей рюмки коньяка. Однако же, друзья, прошу не устраивать безобразий сегодня, как это нередко бывает. Проявим уважение к имениннику и нашей почетной гостье.

Иван: Мария, первый вопрос напрашивается сам собою — какой любимый торт у Олеся? И каким Вашим подарком он больше всего дорожил?

Мария: Здравствуйте, Иван и все, кто верен папиному творчеству! Вообще отличная идея устраивать такие посиделки в интернете. Это очень по-современному! Знаете, у папы не было помпезного отношения к своему Дню рождения. Иногда он мог скрыться от всего мира на даче в этот день. Купаться, гонять чаи, читать книги на мансарде. В общем, он не изменял привычному укладу жизни даже в праздник. Мог остаться в Киеве, если асфальт и его нервы не были накалены 🙂 Тогда папа, обычно, звал самых близких друзей. Он не устраивал шумных застолий. Это противоречит его натуре. В папином духе собраться на кухне в 7 квадратных метров или в гостиной. Разделить с друзьями пьянящий вкус торта с украинским названием «Барвінок», а дальше перебраться в кабинет, где оживала вся его коллекция книг и солдатиков.

Иван: У Вашего папы внушительная библиотека, Мария. Давайте представим, что Вы должны прожить год на необитаемом острове. Какие книги из фамильной библиотеки Вы бы взяли с собой?

Мария: Эту библиотеку начали собирать еще бабушка с дедушкой, когда литературу было особенно сложно достать. Дедушка — тот еще энтузиаст! Мог на последние деньги купить Григория Тютюнника, а бабушке потом сказать: «Валю, не хвилюйся. Буряк і хліб є, до зарплати доживемо. Зате книжка буде». Папа, естественно, подхватил традицию. Сколько себя помню, он всегда покупал книги, раскладывал перед собой и читал. Читал много и хохотал взахлеб. В особый восторг его приводил солдат Швейк! Так что фамильная библиотека — неотъемлемая часть нашей семьи. Мне довольно сложно представить, что на необитаемый остров, где повсюду песок, я беру с собой эти ценные книги. Первые мысли о том, что песок будет между страниц, забьется в корешок… Мне больно об этом думать 🙂 Папа однажды купил отдельный томик «Трех мушкетеров» в очень изношенном состоянии на раскладке. Специально, чтобы брать с собой в поездки и не жалеть.

Иван: Скажите, Мария, вел ли отец дневники или, быть может, что-то писал сугубо в стол? Заинтригуйте нас.

Мария: Для писателя ведение дневника особая форма общения с самим собой. В дневниках человек абсолютно откровенен и расслаблен. Но не нужно забывать, что это интимная сторона жизни. Я хочу сохранить папино право на его личные записи. Когда мы приходим к священнику на исповедь, мы рассчитываем на тайну диалога. Дневник, по своей сути, та же исповедь.

Иван: Мария, быть дочерью Олеся Бузины это не только честь, но и вызов некоторой части общества. Доводилось ли Вам сталкиваться с агрессией или недоброжелательностью со стороны одноклассников и одногруппников? Если да, то как Вы справляетесь с подобными нападками? Наверно неоднократно вступали в жесткую полемику, чтобы отстоять имя Олеся Бузины?

Мария: На самом деле, мне довольно сложно оставаться невозмутимой и бесстрастной, когда задевают папину честь. Я очень не люблю конфликты. Они безумно истощают организм. Довольному жизнью и реализованному человеку никогда не захочется плюнуть соседу через забор. Я тщательно выстраиваю границы личного пространства. Если кто-то пытается перелезть через мой забор с мешком грязи за спиной, то нужно быть готовым, что твой же мешок тебя и повалит на спину.

Иван: Мария, какой у Вас любимый предмет в универе? И какой Вы бы с удовольствием прогуляли?

Мария: Обожаю русскую литературу и английский язык. Прогул, как и Восток, дело тонкое. Тут надо знать, когда, что и как прогуливать.

Иван: Люди, посвятившие жизнь слову, в особенности писатели, часто придерживаются своих особенных правил, иногда это чуть ли не ритуалы. Например, известно, что в свой кубинский период Хемингуэй писал стоя. Скажите, Мария, у Олеся были свои писательские особенности такого рода? Кому он первому спешил похвастаться особенно удачной главой?

Мария: У папы не было особых причуд. Он очень профессионально и ответственно подходил к работе. Мог встать в пять утра и за три часа написать огромный разворот в газету. Мог надиктовать готовый текст прямо из головы. Я всегда восхищалась такой отдачей! Поэтому для папы и важно поделиться написанным. Иногда он звонил кому-то из близких друзей. Но главным слушателем всегда была мама. Папа искренно и по-писательски зачитывал свои статьи. В декабре прошлого года он написал материал о двух своих друзьях, погибших в этой войне по разные стороны баррикад. Я помню, с какой болью и слезами на глазах дался этот материал. Поэтому рядом оказывались те, кто мог оценить неподдельность папиных чувств.

Иван: Какой литературный герой наиболее близок Вам?

Мария: Знаете, уже после случившегося мне довелось прочитать «Старуху Изергиль» Горького. Собрание его сочинений хранится не у нас дома, а у бабушки. Поэтому я была удивлена, обнаружив томик с нужными мне рассказами у папы в кабинете. Он всегда делал пометки в книгах и оставлял на этих страницах тоненькие самодельные закладки. В этом рассказе есть самоотверженный герой Данко. Он вырывает себе сердце и словно факелом освещает дорогу людям. Затем погибает. Меня до мурашек тронул этот эпизод. Более того, именно эти строки папа подчеркнул. Я усматриваю здесь особый смысл.

Иван: Ваш отец, Мария, придерживался строгих правил, в гимназическом и армейском духе. По крайней мере, такое складывается впечатление из книг и многочисленных статей. Признавайтесь, доставалось в детстве ремня за разрисованные обои или проломанный стихийной акробатикой диван?

Мария: От меня никогда не закрывали тумбочки, не завязывали ящики, как делают многие родители. Доступ был ко всем интересующим маленького человека вещам. Знаю, что в два года сломала японский магнитофон. Мини-кассету из папиного рабочего диктофона решила послушать на двухкассетнике и сломала деку. Сейчас приятно удивляюсь папиной реакции. Мне кажется, на его месте я поставила бы себя на крупу. А он всего лишь выбросил магнитофон. Еще одно яркое воспоминание связано с папиной любимой лампой. Эта история приключилась со мной уже в сознательном возрасте. Я разбила очень красивый плафон редкой формы. Сколько лет прошло, но замену ему так и не удалось найти ни на одном блошином рынке. Но я не теряю надежды. На самом деле, родители привили бережное отношение к вещам. Папа очень аккуратно относился к окружающим предметам, ведь всё добывалось трудом и усердием. Когда в доме царит атмосфера созидания, то нет преднамеренного желания разрушать и царапать мебель. Все идет от примера.

Иван: А теперь легкая провокация. Без нее не приготовить превосходное интервью, будет как несоленый борщ. Я уже вижу, как дойдя до этого места, тысячи глаз навели резкость, а сердца забились быстрее. Не будем же портить читателям кардиограмму. Скажите, Мария, что Вы считаете главным в мужчине? Что Вас больше всего привлекает и ради чего можно многое простить и многим пожертвовать?

Мария: В последнее время убеждаюсь, что образ отца определяет выбор спутника жизни. Папа сформировал мой мир. Поэтому для меня очень важно видеть его качества в близком человеке. Тонкая душа и твердые принципы. Стремление реализовать себя как личность. Эстетическое чутье и схожесть духовных ценностей. Желание разделить счастье и боль друг друга. Не душить любовью и опекой, а давать простор. Я мечтаю повторить модель нашей семьи, в которой удивительно сочетались свобода самовыражения, эмоциональная близость и настоящая дружба.

Иван: Мария, у Вашего отца остались незавершенные литературные планы. Допускаете ли Вы, что лет через 10 начнут появляться новые книги с фамилией Бузина на обложке?

Мария: Папа задал высокую планку профессионализма. Я не могу позволить себе использовать его незавершенные или невоплощенные проекты, не обладая достаточными знаниями для их реализации. Папа стал абсолютным специалистом в своей области. При этом всегда повторял: дети должны превосходить своих родителей. Но пока мне предстоит накопить опыт и внутреннюю зрелость. Я испытываю огромную долю ответственности за все папино творческое наследие. Его нельзя рвать на куски.

Иван: Если бы Вы стали народной избранницей, Мария, чтобы Вы хотели сделать для украинцев в первую очередь?

Мария: Большую часть народных избранников с нашим народом связывает только место работы. Они как будто не испытывают любви к этой земле. Перекраивают города, переписывают учебники. В Украине просто опасно становиться народным избранником. Сначала ты приходишь во власть на волне общей эйфории, а потом продавцы на Лукьяновском базаре проклинают тебя и считают дни до новых выборов. Много лет назад папа написал стихотворение на эту тему. Оно актуально и сейчас.

І знову вибори…
Нам обіцяють все,
Що навіть півень
Яйця золоті знесе…

Так на Січі міняли кошового
І думали, що новий буде кращий,
А він все пив та крав,
Бо… не бува інакше!

Мария Бузина и Славинский Иван


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!