Сегодня нам написал один из самых давних друзей нашего агентства — «Писарь», молодой парень из Шахтерского города Ровеньки, который с самого начала ушел в ополчение и в прошлом году отстоял родной город. Это первая история горячего лета прошлого года.

16 июня 2014 г…
Окрестности н.п. Марьевка…

Еще в мае ВСУ начали подготовку в масштабной и грандиозной (по плану) операции, цель которой была отрезать республики от России, взяв всю границу под контроль. Уже в конце мая огромные силы противника осуществили обходной маневр около Амвросиевки, вышли на границу с РФ и начали продвижение вдоль «нейтралки» в самую глубь республик, в самый тыл. Завязались отвлекающие бои в районе Саур-Могилы, и в то же время основные силы начали продвижение через н.м. Кожевня и Червонная Заря к н.п. Дьяково.

Именно здесь завязались первые бои, которые мы уже хорошо слышали. Основными точками столкновений являлись: возвышенность у Дубровки, погранзастава Красный Октябрь, трасса Дьяково-Красный Октябрь. Несколько раз на вертолетах в тыл сил ополчения забрасывался десант, а тяжелые транспортные самолеты сбрасывали грузы. Спустя несколько дней основные бои сместились непосредственно к линии границы и велись буквально на «нейтралке».

Через время они, используя численное превосходство, в том числе и в технике (оно было вообще колоссальным, на подмогу пришли основные колоны, в которых были танковые «кулаки»), превосходство в артиллерии и поддержку авиацией, смог откинуть отряды ополченцев от границы, захватить ключевые высоты и продвинуться дальше. Колоны пошли по полям на ключевую точку — возвышенность около н.п. Зеленополье.

Зеленополье — главная задача группировки войск, действующих в нашем районе. С неё же можно было вести обстрелы КПП «Должанское» и контролировать все окрестные возвышенности. С этой точки артиллерия могла доставать и до Ровеньков, и до Свердловска, и контролировать огромный участок трассы Ростов-Харьков. Дальше они продвигались в сторону именно этого КПП и в сторону Красного Партизана, оттуда — на Изварино.

Нам просто было нечем было отбиваться от такого количества техники, а с воздуха огромную опасность несла штурмовая авиация ВСУ. Противник вплотную подступил к городу Ровеньки, закрепился на окрестных высотах, а ДРГ ВСУ уже осуществляли свою деятельность в городской черте. Над городом нависла уже тогда опасность, а в будущем Ровеньки окажутся в полукольце, фактическом окружении. Но это будет позже.

А тогда я лежал на холме с автоматом и биноклем. Солнце пекло просто невыносимо. Ни тебе ветерка, ни облачка на небе. От земли исходил натуральный жар, а покрытая легкой дымкой бескрайняя степь казалась настоящей пустыней. Травы еще были зеленые, но на верхушках холмов то и дело просматривались «поседевшее» волоски травяного покрова. Аромат полевых цветов кружил голову своим разнообразием, а пение птиц, доносящееся с прохладной тенистой балки, мерно убаюкивало.

Раздался выстрел.
Птицы сразу же умолкли. Звук выстрела хорошо взбудоражил, разбудил дремлющее от жары сознание. Где-то совсем недалеко, примерно со стороны возвышенностей по другую сторону трассы Ростов-Харьков. Одиночный выстрел повторился. Снайпер. Явно стреляет не по мне, но пока непонятно куда. Да и вряд ли он вообще видит. Густой бурьян, я едва вижу из-за него сопредельную высоту.

Трасса вообще не просматривается с моей позиции, только совсем маленький участок. Но судя по звуку — машин на ней нет. По кому тогда ведет огонь? Еще вчера услышал информацию о двух расстрелянных гражданских машинах на дороге.

Глупо. Предпочтительнее уйти немного ближе к городу, на более выгодные возвышенности, чтобы убраться подальше от снайпера и получить более хорошую видимость. Все равно залегать близ трассы идея не особо хорошая. Настоящая удача заключилась только в том, что на соседние возвышенности с левого фланга не вышел противник, который смог бы обнаружить и шквальным огнем просто выкосить меня вместе с травой. Открытое пространство, метров пятьсот до ближайшей балки, за которой расположены выгодные для меня бугры. Чем быстрее спуститься вниз, тем лучше.

Выстрелов не было слышно уже минут десять. Я просто лежал, стараясь не делать резких движений, да и вообще, не шевелиться особо. Бинокль лежал под подбородком, его я без труда взял рукой и аккуратно попытался осмотреть возвышенность напротив. Ничего не видно. Трава практически полностью перекрывает обзор, раздвинуть её — не вариант, ну а голову поднять… сами понимаете. Нужно менять позицию, пока ситуация это позволяет. Но менять зачем? Чтобы рассмотреть снайпера в бинокль и схлопотать по лбу?

Ползание в наших степях, хочу я Вам сказать, вещь не всегда самая приятная. Скаты холмов усеяны колючими растениями, а на каменистых поверхностях то и дело любят «загорать» гадюки, которых с положения лежа увидеть, не так уж и просто, а замечая её перед самым носом- то еще удовольствие.

Но спокойно доползти до балки помешали мне вовсе не змеи, а еще один выстрел. На этот раз чуть дальше, и уже совсем с другого направления, абсолютно противоположного. И как раз с той возвышенности, куда я был намерен перебраться. Снова одиночный выстрел, но уже со старого места. И следующий за ним — с нового. Создается впечатление, как будто два снайпера ведут друг по другу огонь.

Мое нахождение в этом месте стало совсем опасным. Теперь надо бы уйти с линии огня как можно быстрее и незаметнее. В такой ситуации любой из снайперов, вне зависимости от того, враг он или друг, просто пальнет по мне и разбираться никто не будет. Путь до балки я преодолел просто-таки на одном дыхании, где ползком, где на четвереньках, а скатившись уже вниз, встал в полный рост и что было мочи побежал подальше от опасного места.

В таком темпе приходилось работать практически постоянно. Помню, что в этот день информации удалось собрать мало. Нового — ничего. В бинокль можно было рассмотреть, как украинская армия укрепляется на главное окружной возвышенности (в районе карьера близ н. п. Зеленополье), копают блиндажи, скапливают технику, прочесывают склоны возвышенности. Было видно, как по грунтовым дорогам за н.п. Красновка мотаются туда-сюда грузовики, один раз на трассу Ростов-Харьков выкатился БТР, постоял немного, и уехал обратно. Со стороны Дьяково регулярно доносились звуки перестрелок. Во второй половине дня заработала артиллерия. Откуда-то из района Д-Ермаковки работали гаубицы, как потом выяснилось, из них обстреливали КПП «Должанское». Это был один из первых серьезных обстрелов «Должанки».

Да и стрельба в районе Дьяково ближе к вечеру усилилась, было уже слышно несколько взрывов, а вдалеке виднелся столб черного дыма. Но это уже не удивляло.

Обратно я возвращался страшно вымотанным. Уже почти перед городом резко стало плохо, видимо, хорошо напекло в голову, да и усталость сказалась. Едва успел зайти домой, как в небе резко появился гул.

Один из самых запоминающихся моментов в моей жизни. Точно помню, как сейчас, три штурмовика СУ-25, которые шли над городом, пуская тепловые ловушки, и как-то внезапно один из самолетов совершил нырок и пустил НУР-ы (неуправляемые ракеты). Было хорошо видно, что ракеты «пошли» куда-то в район Дубовой балки или Ульяновки. Раздался грохот взрывов. Перепуганные люди в городе, дети плачут, собаки лают, а где-то вдалеке уже стихает гул уходящих самолетов. Страшный день. Один из первых дней настоящей, взрослой войны. А когда примчался на место попадания (искать пришлось недолго), стало вообще не по себе. Во-первых, из-за того, что одно попадание было в пределах детского лагеря «Зарница», и просто чудо, что никто не пострадал. А часть других ракет упала на те возвышенности, где я находился еще днем, буквально, час-два назад. Холодок пробежал по спине. Вроде и никто в этот день не пострадал, но спать спокойно уже не получилось…

В следующие дни события разворачивались еще более активно. Война становилась все более ожесточенной.

Враг шел на город…

Военкор, позывной «Писарь»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!