По информации турецких СМИ, операция может быть проведена для формирования буферной зоны, что позволит защитить беженцев, которые смогут остаться в Сирии, и воспрепятствует натиску боевиков «Исламского государства», способных просачиваться из Сирии в Турцию.

Официально премьер-министр Турецкой Республики Ахмет Давутоглу заявляет, что его страна не собирается вводить войска на территорию Сирии, такого же мнения придерживается и глава МИДа Мевлут Чавушоглу. Но фактически действия Анкары на границе говорят об обратном: как сообщает местная газета Hurriyet, Турция перебрасывает к границе военнослужащих и бронетехнику, причем в большом количестве.

На сегодняшний день в приграничной зоне сосредоточены 54 000 солдат турецкой армии, что составляет порядка шестой части штатного состава сухопутных войск. Согласно информации источников, в возможном вторжении может принять участие до 400 единиц бронетехники, авиатехники и артиллерии.

Доподлинно известно, что на границе уже побывали высокопоставленные армейские чины — главнокомандующий сухопутными войсками генерал Хулуси Акар и командующий 2-й армией генерал Адем Худути. Кроме того, с инспекцией прибыл командующий частями специального назначения генерал Сейзай Аксакал. Все это может говорить о серьезности ситуации на турецко-сирийской границе, тем более что люди генерала Аксакала уже принимали участие в спецоперации на территории Сирии.

Другой не менее важной проблемой, чем экспансия «Исламского государства», для национальной безопасности Турции является создание независимого Курдистана, куда должны войти территории Ирака, Сирии и самой Турецкой Республики. Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин уверен, что речь сейчас не идет о войне с правительством Асада.

«У Турции огромные социальные проблемы с беженцами из Сирии. Эрдоган ладит с турецкими курдами, но до выборов бездействовал, когда сирийских курдов резали исламисты. После выборов внутренняя политика не позволяет этого. С другой стороны, сирийские курды начали добиваться некоторых успехов, и им надо помочь так, чтобы исключить угрозу создания курдского государства. Думаю, наше руководство понимает эти резоны, и борьба Турции с исламистами, а не с Асадом будет нами поддержана», — отметил Михаил Делягин.

Заместитель директора департамента информации и печати МИД РФ Юрий Материй пояснил «Русской планете», что говорить о неких планах генералов неправильно, поскольку это еще не заявление Генштаба Турции о вторжении. В целом Россия жестко придерживается позиции по мирному урегулированию в Сирии в рамках международного права.

«В разговоре с заместителем председателя Совета министров Сирии Муаллемом Сергей Лавров определенно дал понять, что с российской стороны была подтверждена принципиальная поддержка суверенитета, единства и территориальной целостности Сирии в условиях острого внутреннего конфликта и противостояния натиску терроризма и насильственного экстремизма», — отметил Юрий Материй.

При этом, напоминает он, угроза, исходящая от террористических группировок — «Исламского государства», «Джабхат Ан-Нусры» и им подобных, является сегодня приоритетным вызовом не только для Сирийской Арабской Республики, но и соседних стран и всего международного сообщества.

«Эта угроза должна и может быть нейтрализована в соответствии с общепризнанными нормами международного права в области контртерроризма путем плотной координации между всеми заинтересованными сторонами в регионе и мире», — заявили в пресс-службе МИД РФ.

Нерешенные проблемы и кровавые границы

Проблемы, связанные и с «Исламским государством», и с Курдистаном, вызваны попыткой изменения самой карты Ближнего Востока, что поставило под вопрос устоявшиеся границы. В этой связи понятно и заявление президента Турции Эрдогана о том, что Анкара не позволит создать сепаратное курдское государство на территории трех сопредельных стран. Вопрос об этом был поднят именно на фоне противостояния курдов и ИГ на приграничных территориях.

Речь идет о так называемых кровавых границах, которые отображены карте «нового Ближнего Востока» авторства Ральфа Петерса, не отражающей официальную точку зрения американского военного ведомства, но использующейся как методическое пособие в программах для офицеров Оборонного колледжа НАТО и применяемой Национальной военной академией США, в том числе и специалистами по планированию. По замыслу американского полковника, «Свободный Курдистан, простирающийся от Диярбакыра до Тебриза, был бы самым прозападным государством между Болгарией и Японией».

«Как было бы и с многострадальными курдами Турции, которые пережили десятилетия насильственного военного угнетения и длящееся все эти годы низведение себя до «горных турков», что делается с целью искоренить их идентичность. Несмотря на то что положение курдов под властью Анкары за предыдущее десятилетие несколько облегчилось, сейчас давление снова усиливается, и одну пятую Турции — ее восточную часть — можно рассматривать как оккупированную территорию. Что касается курдов Сирии и Ирана, то они тоже без промедления поспешили бы присоединиться к независимому Курдистану, будь у них такая возможность», — утверждает Ральф Петерс.

По данным официальных турецких пресс-релизов, карта, продемонстрированная в Военном колледже НАТО в Риме, вызвала нескрываемое раздражение Анкары. Виды разделенной на части территории Турции оскорбили турецких офицеров и в очередной раз показали, что означают союзнические отношения с США. Начальник Генштаба Турции генерал Буюканит связался с председателем комитета начальников штабов США и выразил решительный протест против пропаганды идей о расчленении Турции и других сопредельных стран.

Разумеется, такие планы не могут не беспокоить Эрдогана, учитывая взрывоопасную обстановку на границе. Как мы уже знаем из истории последних лет, любая страна, которая не удовлетворяет США, либо подвергалась военной агрессии, либо расшатывалась изнутри посредством «цветных технологий» или путем поддержки радикалов, как это было с «Исламским государством». Раздел Турции с последующим отторжением Курдистана или поддержка воюющих курдов против второго врага ИГ поставило Анкару в совершенно невыигрышное положение.

Выход — война?

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, напротив, считает, что Эрдогану нужен Асад и проблемы, связанные с «Исламским государством», — прикрытие наземной операции, посредством которой Турция проложит коридор к Алеппо, где хочет создать альтернативную столицу сирийской оппозиции наподобие ливийского Бенгази.

«Дискуссия о наземной операции ведется давно, только Анкара бы хотела ударить вместе с НАТО. И, разумеется, Турции нужна буферная зона для защиты от курдов, которые сейчас сражаются с «Исламским государством». В связи с этим военное вторжение в Сирию вполне соответствует поставленным задачам», — пояснил РП Евгений Сатановский.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров тоже уверен, что основными оппонентами, угрожающими территориальной целостности Турции, являются курды и Партия демократического единства. Именно по ним будет нанесен удар. Что касается «Исламского государства», то если им и «перепадет» от турецкой армии, то, скорее, по остаточному принципу.

«Анкара всерьез опасается за свою территориальную целостность, а именно создание независимого Курдистана будет означать потерю для Турции территорий. В этой связи основной удар будет нанесен по курдам, Рабочей партии Курдистана и Партии демократического единства. Сейчас мы видим, что курдские повстанцы активно удерживают часть турецко-сирийской границы, поэтому, по планам турецкого Генштаба, должна быть зачищена буферная зона протяженностью 100—120 километров. Само вторжение возможно уже 11 июля», — считает Багдасаров.

Эксперт также добавил, что при всей очевидности личных интересов Анкары в подавлении курдов это операция может быть обставлена как война с «Исламским государством», что не вызовет у Москвы никаких претензий, поскольку МИД называет разгром ИГ первостепенной задачей.

«Турецкие власти могут делать любые заявления, но при этом их цели очевидны, и это не борьба с «Исламским государством». В то же время это хороший предлог свести счеты с курдами и не дать реализовать большой проект по дроблению республики. В любом случае это будет большая война, в которой сойдутся курды, турки, войска Асада и «Исламское государство», — резюмировал Семен Багдасаров.

Игорь Молотов


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!