Траурный митинг 18 мая — митинг особый. Особый не только для Крыма, но и для всей России. Это день национальной трагедии одного из коренных народов России — крымских татар. Это важнейшая дата в истории всего Крыма, события вокруг которой могут коренным образом повлиять на отношение к воссоединению Крыма с Россией как самих крымских татар, народов России и Евразии, так и всего международного сообщества.

К сожалению, новейшая история Крыма показывает, что откровенно враждебное отношение нынешних крымских правителей к этой скорбной дате наносит ощутимый удар по имиджу нашего государства в мире, дискредитирует Россию и Президента Путина как в глазах крымских татар, так и многих народов России и мира.

Как всё начиналось…

В прошлом, 2014 году, крымскотатарский народ готовился достойно и торжественно отметить в своём новом государстве 70-летие страшных событий мая 1944 года.

Важность проведения на государственном уровне траурных мероприятий, посвященных этой скорбной дате, была подчеркнута отдельным пунктом в Указе Президента России «О мерах по реабилитации…» от 21.04.2014 года:

«1. Правительству Российской Федерации:

г) оказывать содействие органам государственной власти Республики Крым и г. Севастополя в проведении мероприятий, приуроченных к 70-летию депортации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов«.

Казалось бы, после столь знаковых для крымских татар событий в течение первых двух месяцев пребывания Крыма с составе России — Указа Президента РФ о мерах по реабилитации крымскотатарского народа, придание крымскотатарскому языку статуса одного из государственных языков Республики Крым, встречи Президента Путина с представителями крымскотатарской общественности — проведение Траурного митинга 18 мая должно было стать символическим актом сопричастности всех народов Российской Федерации к этому скорбному событию и продемонстрировать и крымским татарам, и всему миру, внимание Российской Федерации к своим новым-старым соотечественникам.

Однако, всё получилось с точностью до наоборот.

Вместо признания национальной трагедии народа и объединения в общей скорби всех крымчан, крымские татары получили резкий, граничащий с откровенным хамством, запрет крымских властей на проведение юбилейного Траурного митинга.

В итоге, то хрупкое взаимное доверие крымских татар и России, которого с таким трудом удалось добиться Президенту Путину и пророссийски настроенной части крымских татар за два последующих после референдума месяца, оказалось разрушено одним ударом крымского руководства.

Путина в Крыму подставили по-крупному…

16 мая 2014 года был опубликован Указ председателя Совета министров Крыма Сергея Аксенова об отмене проведения Траурного митинга 18 мая.

Этот указ вызвал бурю возмущения и негодования среди крымскотатарского населения Крыма и стал настоящим подарком для прокиевского Меджлиса, получившего железный аргумент для нагнетания антироссийской истерии и обвинения России в угнетении и дискриминации крымских татар.

Но на этом пасы и подарки правителей Крыма лидерам Меджлиса не закончились. Непосредственно в канун 18 мая меджлисовцы получили-таки «добро» на проведение Траурного митинга на окраине Симферополя.

Благодаря такой «слаженной работе» крымских правителей и Меджлиса, от участия в организации и проведении Траурного митинга были отсечены те, кто предлагал провести траурные мероприятия в соответствии с Указом Президента России согласно детально разработанному «Проекту по подготовке и проведению траурных мероприятий 18 мая 2014 г.». Этот документ был заблаговременно направлен в адрес председателя Совета министров и председателя Государственного Совета Республики Крым.

В итоге, самое масштабное мероприятие Крыма, на протяжении 23-х лет собиравшее десятки тысяч людей, было целиком и полностью отдано на откуп Меджлису — который не преминул воспользоваться этим в полной мере.

Более того! Возмущённые запретом на Траурный митинг пошли даже те крымские татары, которые не были согласны с антироссийской позицией Меджлиса.

Не почтить память жертв репрессий люди не могли — народ проводил Траурный митинг десятки лет на высылке и в течение 23 лет подряд в «украинском» Крыму. Но другого всекрымского Траурного митинга, кроме меджлисовского, просто не было организовано — вопреки Указу Президента…

Именно таким нехитрым способом крымские правители вынудили крымских татар, собиравшихся почтить память жертв репрессий на государственном мероприятии, пойти на меджлисовскую акцию — создав тем самым видимость всенародной поддержки этой антироссийской организации.

Зачем Меджлису и Западу Траурный митинг 18 мая

Миф о «всенародной поддержке» Меджлиса крымскими татарами и «праве» его лидеров говорить «от имени народа» совершенно сознательно возделывался и культивировался Западом и Украиной в течение двух последних десятилетий.

Фундаментом этого мифа был (и остаётся по сей день!) Траурный митинг 18 мая.

В этот день десятки тысяч крымских татар традиционно собирались на главной площади Симферополя, чтобы почтить память своих предков — жертв сталинских репрессий.

Все годы пребывания Крыма в составе Украины крымско-украинские власти и все прозападные эксперты выдавали людей, пришедших почтить память жертв репрессий, за «всенародную поддержку» Меджлиса.

Всё, что требовалось для «обоснования» этого мифа — это совершить три шага, которые ежегодно и беспрекословно делали крымские власти.

Шаг первый: Официально и публично назначить Меджлис ответственным за проведение этого мероприятия, а также поставить на трибуне Траурного митинга руководство Меджлиса.

Шаг второй: Собрать как можно больше крымских татар на площади в Симферополе.

Эту задачу брало на себя крымское правительство. За государственный счёт в Симферополь свозились крымские татары со всех регионов Крыма. Бесплатные автобусы, организованные местными органами власти по указанию Совмина, рано утром привозили людей в Симферополь и вечером развозили обратно.

Фактически, именно украинское государство обеспечивало миф о «всенародной поддержке» Меджлиса своим административным и финансовым ресурсом.

Таким незатейливым образом, для СМИ и промеджлисовских «экспертов» обеспечивалась требуемая картинка — десятки тысяч крымских татар на площади внимают Джемилеву и Чубарову — и «всенародно принимают» заранее подготовленную организаторами резолюцию…

Шаг третий: Растиражировать эту картинку и соответствующие тексты о «всенародной поддержке» Меджлиса крымскими татарами во всех СМИ, «экспертных» отчётах, государственных учреждениях и международных организациях.

Вот такая несложная брэнд-технология обеспечивала западным хозяевам Меджлиса «высочайший авторитет» своему детищу в прозападных СМИ и организациях, а также возможность манипулирования в нужном векторе мнением «всего крымскотатарского народа.

Стоит ли упоминать, что главными тезами этого «всенародного мнения», «по праву» озвучиваемого лидерами Меджлиса, являлись выражение ненависти к России и декларация «европейского пути развития», который уготовили «своему» народу Джемилев и Чубаров.

Что год текущий нам готовит

Провернуть операцию по проведению Всекрымского Траурного митинга 18 мая под эгидой Меджлиса в нынешнем году уже не получится — какие бы усилия не прилагались для этого как внутри Крыма, так и извне.

Этого не позволят ни сами крымские татары, ни, тем более, Кремль — слишком свежи еще в памяти катастрофичные для имиджа России и её Президента последствия прошлогодних событий 18 мая.

Невозможность проведения Траурного митинга в Крыму в антироссийском формате отчётливо понимают и на Западе.

Именно поэтому для Джемилева и его западных хозяев остаётся только один вариант — Меджлис организует и проводит Траурный митинг 18 мая за пределами Крыма. Естественно, «от имени крымскотатарского народа» — только теперь уже в «международном формате». То есть — с привлечением диаспор Турции, Румынии, Польши, Болгарии, США…

И действительно — 4 апреля 2015 Мустафа Джемилев озвучил проведение Траурного митинга в турецком Эскишехире.

Учитывая:

— недавний турецко-российский обмен дипломатическими упреками по поводу высказываний Путина относительно геноцида армян в Турции,

— проведенный в Симферополе 24 апреля крестный ход, посвященный «геноциду армян в Османской империи»,

— вполне осязаемую реальность очередной отмены Всекрымского Траурного митинга памяти жертв репрессий в Крыму 18 мая,

— можно констатировать, что Турция получила достаточно соблазнительных посылов для разрешения проведения на своей территории меджлисовского митинга, на котором России будет ясно и демонстративно громко указано на её собственные проблемы в национальной политике. Естественно — «от имени крымскотатарского народа»…

Такой же митинг продублируют и в Киеве, и в других местах скопления крымских татар на Украине.

Как скажется проведение таких митингов на «развитии» российско-турецких отношений и как заинтересованы наши европейские и заокеанские «партнёры» именно в таком векторе и последствиях «траурных» мероприятия — понятно даже без гадалки.

Учитывая массированную информационную поддержку данного мероприятия западными СМИ — 17-18 мая России грозит не просто очередная волна антироссийской истерии в международном масштабе. Всё гораздо серьёзнее — Россию будут бить неопровержимыми фактами.

На митинге в Эскишехире лидеры Меджлиса представят всему миру абсолютно достоверные факты, объективно свидетельствующие об ухудшении положения крымскотатарского народа в Крыму за прошедший после Крымского референдума год.

И этими фактами дискриминации крымских татар в российском Крыму Джемилева обильно снабдила нынешняя крымская «команда победителей» — вопреки всем инициативам Президента Путина и Правительства России по полномасштабной реабилитации крымскотатарского народа и его интеграции в государственное строительство Республики Крым и Российской Федерации в целом.

Почему в Крыму не будет Траурного митинга 18 мая

С учётом вышеизложенного, у любого здравомыслящего человека возникает резонный вопрос: почему нельзя провести масштабный Траурный митинг 18 мая в Крыму — как это делалось при Украине — и тем самым нивелировать все инсинуации Джемилева в адрес России?

Грустный ответ на этот вопрос заключается в том, что, в случае проведения такого митинга на государственном уровне в Крыму, нынешним крымским властям по поводу решения крымскотатарского вопроса не просто нечего сказать, а НЕЧЕГО СКАЗАТЬ АБСОЛЮТНО — ни крымским татарам, ни федеральному центру.

Парадокс заключается еще и в том, что на митинге в Эскишехире лидеры Меджлиса будут гневно обличать и упрекать Россию именно в тех аспектах жизни крымских татар, об «успешном решении» которых крымская власть уже победно отрапортовала Москве.

А именно:

1. Представленность крымских татар в органах власти

По итогам выборов 2010 года крымские татары получили в советах различных уровней более 1100 депутатских мандатов — от Верховной Рады Украины до местных советов.

11 марте 2014 года, в преддверии Крымского референдума, Верховный Совет Крыма принял Постановление «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество», согласно которому крымскотатарскому народу гарантировалось:

«- избрание Верховного Совета Республики Крым по пропорциональной избирательной системе по избирательным спискам кандидатов в депутаты и формирование органов исполнительной власти Республики Крым с гарантированным представительством крымских татар 20%;

— гарантированное представительство крымских татар в районных и городских советах и других органах…»

29 марта 2014, уже после референдума, эти гарантии публично были подтверждены полпредом Президента в КФО Олегом Белавенцевым и председателем Совета министров Крыма Сергеем Аксёновым.

По итогам выборов 2014 года количество депутатов от крымских татар, по информации заместителя председателя Общественной палаты Крыма Александра Форманчука, составляет 126 человек. Пофамильного списка этих депутатов с привязкой по районам Крыма до сих пор не обнародовано — что ставит под сомнение достоверность приведенных Форманчуком данных.

Уменьшение представленности крымских татар в выборных органах крымской власти почти в 10 раз по сравнению с Украиной — это состоявшийся факт. И это упрёк, который вынуждены будут безответно принимать в течение ближайших пяти лет не «безвестные» составители предвыборного списка крымских единороссов — а Россия и её Президент.

Статистика представленности крымских татар в органах исполнительной власти — не менее удручающая.

Так, из 30 человек состава Совета министров Крыма — только два крымских татарина: глава Госкомнаца Крыма, заместитель председателя Меджлиса Заур Смирнов и вице-премьер Крыма, бывший член Курултая Руслан Бальбек. 2 человека из 30 — это 6,7%, но никак не 20%.

Картина представленности крымских татар в прочих органах исполнительной власти Крыма примерно соответствует вышеприведённым примерам.

Разумеется, говорить народу о таких «достижениях» на Траурном митинге в Крыму крымская власть позволить себе не может.

Зато об этом громогласно расскажет в Эскишехире Мустафа Джемилев — предъявив обвинения в нарушении данных крымским татарам гарантий не Белавенцеву, Константинову и Аксёнову, а Российской Федерации и Президенту Владимиру Путину.

2. Реабилитация репрессированных и их потомков

Законы «О реабилитации жертв политических репрессий» и «О реабилитации репрессированных народов» действуют в России с 1991 года.

Согласно ст.13 Закона «О реабилитации репрессированных народов»:

«Особенности применения настоящего Закона по отношению к репрессированным народам…регулируются отдельными законодательными актами …принимаемыми по отношению к каждому репрессированному народу«.

Тем не менее, за прошедшие после Крымского референдума 14 месяцев в отношении репрессированного крымскотатарского народа такой закон так и не принят.

По данным Госкомнаца Крыма, за прошедший год из более чем 20.000 крымских татар, непосредственно подвергшихся репрессиям, справки о реабилитации получили чуть более 4000. А если не лгать и быть точными в цифрах: по состоянию на 01.04.2015 г. в архив информационного центра МВД по Республики Крым поступило 19076 заявлений по вопросу выдачи справок о реабилитации. Выдано — 2899 справок о реабилитации.

Вопрос о реабилитации потомков репрессированных вообще в Крыму не рассматривается — хотя, согласно Ст.1.1. Закона «О реабилитации жертв политических репрессий»:

«Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются:

— дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении…«

Фактически, объявленная Президентом России полномасштабная реабилитация крымскотатарского народа наглухо заблокирована крымскими властями.

Тем самым, благодаря саботажу крымскими чиновниками объявленной Путиным реабилитации крымскотатарского народа, Джемилев получил веские аргументы для обвинения России в дискриминации крымских татар — ведь, по факту, принятые Россией законы о реабилитации репрессированных народов не действуют на сегодня только в отношении крымскотатарского народа

3. Проблема возвращения в Крым оставшихся в местах высылки репрессированных и их потомков

Ст.3 Закона «О реабилитации репрессированных народов» гласит:

«Реабилитация предусматривает возвращение народов…в места традиционного проживания…»

Упрощение процедуры возвращения репрессированных граждан на Родину регулировалось Бишкекским соглашением, срок действия которого истёк 30 мая 2013 года. Пролонгация Бишкекского соглашения является важнейшим фактором дальнейшего сотрудничества стран СНГ в восстановлении прав и обустройстве репрессированных народов, в том числе — и крымскотатарского.

Однако, за прошедший год ни Правительство, ни Госсовет Крыма не предприняли никаких инициатив по пролонгации Бишкекского соглашения — невзирая на многочисленные обращения представителей крымскотатарской общественности по этому вопросу.

Необходимость разработки правового механизма, регулирующего процессы возвращения крымских татар из мест высылки, неоднократно поднималась КРООСКР «Милли Фирка» и КРОО «Крымский институт стратегических исследований» на самых разных уровнях — но этот важнейший вопрос не нашёл понимания и поддержки крымского руководства.

В итоге, к крымским татарам, возвращающимся в Крым из мест высылки после воссоединения Крыма с Россией, применяют требования, предъявляемые к иностранным гражданам, въезжающим в Россию на постоянное место жительства — что автоматически создаёт для возвращающихся на Родину крымских татар практически непреодолимые юридические и финансовые препятствия.

Из-за искусственно созданных бюрократических препон, за прошедший год не смогли вернуться в Крым или воссоединиться с уже проживающей в Крыму семьей более 5000 крымских татар. Сотни из них были вынуждены вновь покинуть Крым по истечении 90-дневного срока пребывания на территории России, установленного для иностранных граждан.

И эта искусственно созданная проблема ни в коем случае не будет рассмотрена в Эскишехире в качестве показателя улучшения положения крымских татар в российском Крыму…

4. Решение земельного вопроса

С 2006 года более 15.000 крымскотатарских семей принимали участие в крымских земельных акциях протеста, требуя от Украины реализации своих конституционных прав на получение земельного участка для строительства жилья.

К 2012 году, благодаря активной работе крымскотатарских общественных организаций, решение земельного вопроса в Крыму сдвинулось с мертвой точки.

В итоге, в течение 2013 года Правительством Крыма, Советом представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины и представителями крымскотатарской общественности была разработана Дорожная карта — документ, согласно которому была определена очередность работ по выделению земли участникам земельных акций в Симферополе и Симферопольском районе.

Согласно этой Дорожной карте были проведены следующие виды подготовительных работ:

— проведена полная инвентаризация земельных акций,

— определены дислокация, границы и площади земельных массивов, занимаемых земельными акциями,

— проведены все необходимые согласования по передаче проинвентаризованных земельных массивов в собственность местных советов для выделения земли под строительство жилья,

— Земельным комитетом АРК и Земельной комиссией Совмина АРК проверены и согласованы списки участников земельных акций, имеющих право на получение земельных наделов, в том числе — с проверкой участников акций через Госреестр на предмет ранее реализованного права на единоразовое получение и бесплатную приватизацию земли.

Результатом этой масштабной работы стало выделение участникам земельных акций в течение 2013 года более 3500 участков. На 2014 год было запланировано выделение более 12.000 участков.

Таким образом, всё, что нужно было сделать новому правительству Крыма для реализации апрельского Указа Президента Путина «О мерах по реабилитации…» — это продолжить работу по полностью отработанной «Дорожной карте». Тем более — с учетом того, что большинство чиновников и депутатов, принимавших участие в разработке этой «Дорожной карты», до сих пор занимают высокие должности в Госсовете и правительстве Крыма.

Однако, вместо этого очевидного и разумного государственного решения, крымские депутаты и чиновники, которым было поручено заниматься решением вопроса земельных акций, вместо проявления государственного мышления и действий в интересах России, проявили худшие черты прежней украинской номенклатуры, попытавшись максимально запутать и усложнить позитивное разрешение этой социально значимой темы.

В итоге за прошедший после референдума год участникам земельных акций не было выделено НИ ОДНОГО участка земли.

Более того — стоявшие с 2006 года временные строения, возведением которых участники земельных акций отмечали территории, на которые они претендовали, были снесены — якобы, на добровольной основе.

При этом, рапортующие о «ликвидации самозахватов» руководители в своих победных рапортах стыдливо умалчивали о том, что «добровольность» сноса временных строений достигалась банальным шантажом — без сноса времянок участникам земельных акций отказывали в приёме заявлений на выделение земли.

В итоге, по состоянию на 1 мая 2015 года НИ ОДИН из официально зарегистрированных участников земельных акций — в том числе и «добровольно» снёсшие свои времянки — не получил НИ ОДНОГО земельного участка из числа 12.000 участков, подготовленных к выдаче населению в украинском Крыму.

Фактически, эти подготовленные к выдаче 12.000 участков были отняты у самой обездоленной части крымскотатарского народа — тех семей, которые в силу стеснённых финансовых обстоятельств не смогли приобрести жильё на коммерческой основе, и для которых участие в земельных акциях было единственной надеждой на получение клочка земли и самостоятельного решения жилищного вопроса.

Кроме того, из-за воздвигаемых крымскими властями бюрократических препон, до сих пор не оформлены в собственность те 3500 участков, решения о выделении которых участники земельных акций получили в течение 2013 года — но не успели завершить их оформление в собственность в результате случившегося в Украине государственного переворота.

Естественно, что рапорт о «ликвидации самозахватов» никто из «ликвидаторов» не рискнул бы озвучить перед десятками тысяч крымских татар на Траурном митинге памяти жертв депортации в Крыму… Но можно не сомневаться, что эта тема будет во всех подробностях расписана 17 мая на митинге Меджлиса в Эскишехире — в самых унизительных для России подробностях и эпитетах.

5. Проблемы обустройства

Программа обустройства репрессированных, так же, как и программа реабилитации — провалена крымскими чиновниками практически в полном объёме.

Из запланированных федеральным центром на обустройство репрессированных граждан 800 млн. руб. освоено в 2014 году — по данным различных источников — от 77 млн. до 300 млн. руб. И то — только со слов крымских чиновников, курирующих вопросы обустройства.

Реальной цифры освоенных средств, подтверждаемой приведением соответствующих документов и актов проделанных работ — в свободном доступе нет.

Фактически, оказалась сведена к нулю и поступавшая ранее из-за рубежа гуманитарная помощь, направляемая на обустройство репрессированных.

Большая часть этой помощи поступала крымским татарам от братского турецкого народа — но после воссоединения Крыма с Россией налаженные ранее связи с зарубежными спонсорами и меценатами оказались по разным причинам разорваны.

Восстанавливать же утраченные контакты и налаживать поступление зарубежной гуманитарной помощи репрессированным крымчанам — крымским властям оказалось недосуг. В результате иссяк и этот — некогда достаточно полновесный — поток материальной помощи крымским татарам.

Разумеется, эти прискорбные факты — даже при всём на то желании — вряд ли кто-либо сможет назвать улучшением положения репрессированных после воссоединения Крыма с Россией.

6. Национальная пресса

За прошедший год резко сократилось и количество национальных СМИ на полуострове.

Наиболее скандальным эпизодом в процессе этого сокращения стала история с прекращением вещания ключевых СМИ медиа-холдинга Ленура Ислямова, включающего в себя:

• Телеканал АТR (круглосуточное вещание)

• Телеканал Lale (круглосуточное вещание)

• FM-радиостанция «Мейдан», ориентированная на крымскотатарскую аудиторию

• FM-радиостанция «Лидер FM», ориентированная на русскоговорящую аудиторию

Интернет-портал с сервисом онлайн-вещания программной сетки ATR

Интернет-портал

Интернет-портал

История с прекращением вещания телеканала АТR — при всей неоднозначности поведения её основных акторов — вышла на международный уровень, позволив западной прессе и заинтересованным политическим силам обвинить Россию в дискриминации СМИ по национальному признаку.

Учитывая, что за время переходного периода крымскими властями были в принудительном порядке выкуплены или национализированы гораздо менее значимые (в политическом смысле) предприятия — «беспомощность» крымских властей в ситуации с АТR выглядит более, чем странной.

И это, конечно же, придаёт достаточной «материальности» обвинениям в дискриминации крымских СМИ по национальному признаку.

Разумеется, для самих себя (и для Москвы) допустившие такое развитие событий крымские чиновники находят достаточное количество «объективных» оправданий.

Но проблема в том, что, во-первых, есть объективный факт: за прошедший после референдума год крымские татары утратили несколько национальных газет и журналов, а также два круглосуточных телеканала и радиостанцию, вещавших на национальную аудиторию на крымскотатарском, русском и украинском языках — ничего не получив в качестве альтернативы.

А во-вторых, 17 мая на трибуне в Эскишехире будут стоять не Ремзи Ильясов, Руслан Бальбек и Заур Смирнов — а Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров.

И, в силу этого непреложного факта, Турция и мировое сообщество услышат не оправдательный лепет проваливших всё и вся крымских чиновников, а громогласные обвинения заклятых «друзей» России — подкрепленные сухими цифрами объективной статистики.

Камо грядеши?

Фактический провал крымскими властями Траурного митинга 18 мая в Крыму — только видимая часть гораздо более серьёзной и опасной для России проблемы.

И проблема эта может быть сформулирована следующим образом:

После первых успехов непосредственно после Крымского референдума, к маю 2015 года центр управления процессами решения крымскотатарского вопроса вновь переместился за пределы России.

Все процессы, касающиеся крымскотатарской проблематики, регулируются сегодня в интересах Меджлиса и западных стран, вопреки государственным России, в том числе — и непосредственно в Крыму.

Главной задачей этих регулируемых извне процессов является максимальное отторжение крымских татар от России и создание предпосылок для возникновения стойкой конфронтации между крымскотатарским народом и Российской Федерацией — с целью ослабления позиций России в Крыму и дестабилизации ситуации на полуострове через организацию на территории Крыма масштабного конфликта.

Реализуется это внешнее регулирование через внедрённых на государственные должности Крыма членов Меджлиса и их давних союзников их числа прежней крымско-украинской номенклатуры — путем саботажа ими позитивных инициатив федерального центра по разрешению крымскотатарского вопроса и отсечения от процессов государственного строительства российского Крыма управленцев — крымских татар, готовых реализовать поставленные Кремлём задачи в интересах России.

Доказательства существования этой крайне опасной не только для России, но и для создаваемого титаническими усилиями Евразийского Союза проблемы — неопровержимы:

1. Поставленные Путиным задачи по полномасштабной реабилитации крымскотатарского народа и его интеграции в государственное строительство российского Крыма — не выполнены.

2. Чиновники, несущие персональную ответственность за выполнение поставленных Президентом задач по решению крымскотатарского вопроса:

1. Полномочный представитель Президента РФ в Крымском федеральном округе Олег Белавенцев

2. Член Совета Национальностей при Президенте РФ, советник полпреда Президента РФ в КФО, глава Сакского регионального Меджлиса Эскендер Белялов

3. Глава Республики Крым, председатель Совета министров Республики Крым Сергей Аксёнов

4. Председатель Госсовета Республики Крым Владимир Константинов

5. Вице-спикер Госсовета Республики Крым, член Меджлиса Ремзи Ильясов

6. Вице-премьер Республики Крым, бывший делегат Курултая Руслан Бальбек

7. Глава Госкомнаца Республики Крым, заместитель председателя Меджлиса Заур Смирнов

— фактически, провалили крымскотатарские инициативы Президента, но не получили за этот провал никакого порицания и продолжают столь же «успешно и плодотворно» заниматься «решением» крымскотатарского вопроса в Российской Федерации и российском Крыму.

3. Вопросы законодательных инициатив в сфере реабилитации и развития крымскотатарского народа в Крыму заморожены — на фоне бурной законодательной деятельности в этой области Верховной Рады Украины.

4. Массовых мероприятий, связанных с крымскотатарской тематикой, на государственном уровне не проводится — ни в Крыму, ни в России.

5. Депутатские кресла, государственные посты и должности в органах исполнительной власти и в Крыму, и на федеральном уровне занимают исключительно члены Меджлиса, в течение многих лет пропагандировавшие в крымскотатарской среде антироссийские настроения и активно противодействовавшие проведению Крымского референдума.

В то же время, полностью заблокированы от участия в процессах государственного строительства Крыма крымскотатарские политики и общественники, много лет выступавшие за евразийскую интеграцию Крыма и крымскотатарского народа, и приложившие максимум усилий для нивелирования деструктивной позиции Меджлиса в период подготовки и проведения Крымского референдума.

В качестве наглядного примера можно привести общественные организации «Милли Фирка», члены которой получили 10 государственных наград РФ за активное участие в процессах воссоединения Крыма с Россией, и «Себат», контролировавший более 75% крымских земельных акций и активно поддержавший референдум.

Ни один из членов этих организаций, имеющих огромный опыт организационной работы с государственными органами и крымскотатарским населением, за истёкший период не кооптирован ни в депутатский корпус, ни в органы государственного и муниципального управления Крыма.

6. Заказные судебные расправы над патр


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!