Тарас Юрьевич Компаниец — директор ГТРК «Луганск 24», заместитель министра информации, печати и массовых коммуникаций в ЛНР.

Несмотря на свой молодой возраст (26 лет) Тарас Компаниец зарекомендовал себя как профессиональный, инициативный, ответственный представитель власти в ЛНР.

Его плотный рабочий график заполнен на несколько недель вперед. Он постоянно занят на встречах, в разъездах, в решении насущных актуальных проблем информационного характера. Неутомимый энтузиазм Тараса заставляют его отдаваться работе на 110%.

Вот и для этого интервью я застала его в движении за рулем в поездке на новую встречу.

В мирное время директор ГТРК имел совершенно другую специализацию «Художник компьютерной графики», работал по специальности и подрабатывал преподавателем. В свое время после окончания Академии культуры и искусств Тарас Компаниец покинул родные пенаты Луганска и пытался реализовать свои навыки в более крупных и перспективных городах. Впоследствии обосновался в Киеве и стал непосредственным очевидцем событий Майдана.

Поскольку ежедневный маршрут на работу проходил через Майдан Независимости, Тарас наблюдал за развитием сценария государственного переворота в Киеве собственными глазами.

М.С.: — Что запомнилось в происходящих событиях на Майдане?

Т.К.: — Я бы отметил два момента. Я с большим интересом наблюдал, что там происходит. Первым ключевой момент, который был для меня принципиален, — это уровень организации. То есть много месяцев подряд в центре Киева была развернута большая социальная площадка с инфраструктурой. Питание, электричество, подвоз материалов и ресурсов, биотуалеты на десятитысячную ежедневную толпу.

Было совершенно понятно, что это не стихийное образование, а структурированное, продуманное и поддерживаемое кем-то.

То есть налицо было не стихийное волеизъявление народа или улицы, которое заканчивается за несколько дней, а многомесячная акция влияния.

Второй момент, — когда я видел насколько очевидно применяются технологии того же окна Овертона. Изначальной целью была заставить власть изменить свои некоторые политические решения. Потом мы видели как цель сменилась на свержение власти и борьбу с олигархами, а в следующей концепции мы наблюдали как происходит замена одних олигархов на других.

И получается, что конечная цель полностью противоречила начальной. И это только одна из линий.

Точно также как, например, борьба с коррупцией и социальным неравенством превратилась в мифическую войну с Россией. .

М.С.: — Что вас заставило покинуть столицу и защищать интересы Новороссии и Луганска?

Т.К.: — Я здесь родился. Здесь мои семья, друзья, родина.

Я наблюдал, как меняются настроения, эмоции, тенденции на майдане и по всей Украине.

Для меня в конце зимы 2014 года было очевидно, что такая волна агрессии не исчезнет в никуда. И противостояние между различными полюсами будет только нарастать.

Я просто предположил, что не смогу жить в Киеве в том состоянии, когда он наполнился шовинистическими настроениями. Нельзя жить в эпицентре ненависти и при этом переживать о людях, которые остались по ту сторону фронта.

Было понятно,что если не начнется гражданская война, которую мы, к сожалению, сейчас наблюдаем, то произойдет идеологическое социальное противостояние. В тот момент мне хотелось быть в своем городе вместе с близкими.

В марте 2014 года я вернулся в Луганск. В мае, когда начались разворачиваться события в Славянске и Краматорске, мы видели начало вооруженного конфликта — острой фазы гражданской войны. Поэтому мне было сложно остаться равнодушным.

М.С.: — Возможно, в Киеве у вас были друзья, которые не разделяли ваших взглядов и решений? Что они вам говорили, когда вы захотели вернуться в Луганск?

Т.К.: — В Киеве остались и мои друзья из Луганска, с которыми мы уезжали вместе из дома. Некоторые друзья из других городов последовали моему примеру и приехали в мой родной город как волонтеры.

Честно сказать, подобный выбор очень субъективен. Он во многом зависит от мировоззрения человека, от его ценностей. Это достаточно сложный поступок.

Гораздо удобнее жить в одном из городов Украины и делать вид, что нет никакой войны и не замечать происходящих событий. Гораздо сложнее бросить привычную удобную жизнь и встать в ряды на защиту своей земли.

М.С.: — Вы сказали, что с самого начала были соучастником тех событий, которые происходили уже здесь.Наблюдая за происходящими боевыми действиями, насколько тяжело это было воспринимать?

Т.К.: — Пожалуй, одно из самых сильных впечатлений, которое у меня было, произошло на стыке мая-июня, когда я начинал свою «революционную» деятельность. А именно, с работы в пресс-центре.

Я наблюдал, как многие вещи организовывались с «нуля»: правительство, госструктура, тот же пресс-центр. Прототип государства появлялся с самого фундамента. Все делалось «на коленке», с принесенным из дома ксерокса, принтера. Все писалось в блокноте, телефоне. Я видел колоссальное количество заряженных людей на работу.

Во многом это были непрофессиональные действия, но искренние. В этом я увидел принципиальную разницу с Майданом.

Здесь не было предварительной организации, предварительной структуры.

Не было никакого планирования. Это была реакция «снизу» на события «сверху». То есть классическая революция в своем понимании.

За год многое изменилось. Можно спорить о политической составляющей республик, но они состоялись как факт с политической и военной точки зрения.

М.С.: — Как возникла идея возглавить ГТРК и были ли рядом специалисты, которые могли бы помочь с его организацией?

Т.К.: — Эта идея возникла поступательно.

Вначале я занялся работой в пресс-центре. В ходе ежедневной работы с информацией я понимал, что привычная система доступа информации рухнула. И все приходилось начинать заново.

В середине лета я познакомился с командой из 20-ти человек, которые и стали той отправной точкой начала ГТРК «Луганск 24».

-То есть до этого момента СМИ прекратили свое существование на территории ЛНР?

— В связи с активной военной фазой вокруг города радиостанция была обесточена на несколько месяцев. Вся структура телерадиовещания как таковая исчезла. И познакомившись с командой энтузиастов, которая состояла как из людей с десятилетним стажем, так и с новичками, мы начали путь восстановления новостного пространства в Луганске и по всей республике.

М.С.: — Что вы думаете о людях, которые фактически оставили свою родину и перешли на сторону, обстреливающую Донбасс?

Т.К.: — Большой процент населения переехало в Украину из-за бытового комфорта. По одной простой причине — проще не замечать происходящих событий. Это люди, которые не желают видеть окружающий мир дальше собственного дивана или бумажника.

А тот процент людей, который покинул свой дом по политическим или идеологическим принципам, мне сложно оценивать. Это их личный выбор.

Я свой выбор сделал, который оправдан и рационально, и эмоционально.

М.С.: — То есть вы не осуждаете их действия?

Т.К.: — Мы в информационном поле пытаемся донести, что нет никакого смысла осуждать наши действия. Их можно только принять или нет. Соответственно, в ответ я не могу осуждать людей, которые сделали другой выбор.

Единственная вещь, которую мы придаем жесткой критике осуждения — это военные преступления со стороны украинской армии и военных группировок близких к ним.

А с гражданской и политической точки зрения мы все делаем свой выбор и несем за него ответственность. Я очень часто думал, чтобы я сделал, вернувшись на год назад в Киев. И я понимаю, что сделал бы точно также и повторил бы тот же путь.

М.С.: — Вы почти год возглавляете ГТРК «Луганск 24». Что за этот период удалось сделать?

Т.К.: — 26 августа 2014 года мы смогли впервые выйти в эфир в формате телеканала » Луганск 24″, который, на данный момент, является основным республиканским центральным телеканалом.

Ранее в июле была запущено радио 103.6. И стоит отметить, что это радио прошлым летом было единственным источником информации. Радио работало благодаря небольшому генератору на бензине, поиск которого происходил с трудом. В каждом дворе люди собирались и слушали из радиоприемников наше радиовещание.

Сегодня помимо телеканала «Луганск 24» на радиоволне 103.6 работает «Свое радио» в формате зарубежного и русского рока. В республике оно вещает в формате 101.4.

В мае будем запускать новую радиостанцию 102.3, основной формат которой будет общественно-политический и аналитический, поскольку на данный момент эта потребность актуальна.

М.С.: — Есть ли материальная возможность реализовать задуманные проекты?

Т.К.: — Кадровые и финансовые ресурсы во многом ограничены, но есть большое желание и энтузиазм. В этом особая философия города, живущего в блокадном положении. Это философия заключается в том, чтобы рассчитывать на свои собственные силы.

Будем исходить из того, что есть. На трех радиостанциях будет задействован один и тот же коллектив из шести человек, который работает в несколько смен.

Конечно, есть и финансовые сложности, но я очень благодарен сотрудниками ГТРК и всем людям, которые помогают нам и по сей день. Со своей стороны мы ищем возможность вознаграждать рабочий коллектив материально.

Эти сотрудники за прошедший год доказали свою преданность. Я считаю, что они совершают каждый день трудовой подвиг.

М.С.: — Сколько человек находится под вашим руководством?

Т.К.: — На стыке июля-августа наша команда состояла из 15-20 человек. На данный момент по официальному штатному расписанию в государственной телерадиокомании работает 174 человека.

Большая часть составляет молодой коллектив возрастом порядка 20-28 лет.

М.С.: — Это уже сложенный профессиональный коллектив, который не вызывает критики со стороны руководства?

Т.К.: — Есть множество недочетов, связанных с усталостью и очень плотным графиком работы. Но я могу утверждать, что этой мой самый лучший коллектив, с которым мы прошли очень сложные периоды. Можно назвать его боевым коллективом.

Так, с августа по октябрь 2014 года не было никакого информационного доступа и наша работа была сплошь инициативной. Когда под артиллерийским огнем пострадали и наши здания, мы продолжали работать на результат, за идею, не ища материальной выгоды.

Я видел как люди становились одним организмом и выполняли поставленные цели.

М.С.: — Вы говорили, что ваши сотрудники совершают трудовой подвиг. Вы можете рассказать об одном из них?

Т.К.: — Да, например, Татьяна Бойко. Ей двадцать лет. В военное время при трагических обстоятельствах погибла ее сестра. И Татьяна растит самостоятельно сейчас свою племянницу, которой пять лет. Таня — это тот голос, который последний год озвучивает новости на радио.

Тот человек, который собирал новости под обстрелами в службе МЧС, в военной комендатуре. Все вручную, с записками в блокнотах, в отсутствии интернета. Все ребята прибегал в ГТРК, и Таня делала общую сводку. Дальше мы бежали в радиорубку, закрывая ее бронежилетом. Все везде взрывалось, мы заводили генератор. Она, соответственно, начитывала трясущимися руками новостной листик. Такой период длился достаточно долго.

И когда я вижу мужчину, который уехал за выгодными бытовыми условиями и сравниваю его с этой девушкой, которая тоже могла бы уехать к родственникам в Россию, но осталась и продолжала заниматься непростой и опасной работой. Для меня это остается большим показателем. И с такими людьми я хочу работать дальше.

На сегодня Татьяна — это тот единственный голос, который начитывает новости на «Свое радио» и радио «Свобода» в ГТРК весь последний год.

М.С.: — Какие задачи ставит перед собой государственный телерадиоканал?

Т.К.: — Главной задачей, с которой мы столкнулись с начала августа — это восстановление инфраструктуры, кадровой системы, процесса работы в принципе.

Поскольку руководство всех информационных структур было политически заангажировано и покинуло территорию Луганска, все рабочие коллективы остались без понимания их дальнейшей судьбы. Впоследствии эти люди сформировали заново коллектив ГТРК.

Основными задачами остаются информирование населения о процессах, происходящих в республике. В условиях военного времени происходит информационная работа противодействия вражеской пропаганде и разоблачение неправдивой информации, которую используют против Донбасса.

М.С.: — Есть ли в планах новые идеи?

Т.К.: — Идей масса. Я могу показать разработанный план на несколько месяцев вперед. Эта работа связана с улучшением кадровых задач, восстановлением производственных объектов: радиостудий, телевизионных программ, радио- и телевещание в интернетпространстве, создание англоязычных версий вещания.

Мы уже занимаемся этим на данный момент. Сложность в том, что реализация данных задумок происходит с «нуля». Это создание концепции, поиск материальной базы, кадров. Все эти проекты идут параллельно, поэтому спать некогда.

М.С.: — Сколько часов в день вы работаете?

Т.К.: — Порядка 16-ти, без выходных.

М.С.: — Вам 26 лет. Мешает ли вам ваш молодой возраст в кругу более старших коллег и подчиненных. Как они к вам относятся?

Т.К.: — Я не считаю, что 26 лет — это молодой возраст. Мне это никак не мешает. Я считаю, что основные навыки руководителя должны основываться на дипломатичности и аналитическом навыке. Это позволяет избегать рабочих конфликтов.

Поскольку данная сфера работы в первое время для меня была не совсем близка, в первые полгода мы принимали решения коллегиально. Я старался прислушиваться к специалистам, опыт которых насчитывает десятки лет.

Я стараюсь придерживаться в работе горизонтальных отношений, где руководитель и крайний исполнитель равны, когда речь идет об обсуждении профессиональных вопросов.

Мария Смирнова


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!