Наше агентство редко выкладывает заметки от украинцев, но в этот раз мы делаем исключение. Заметка украинки Виктории публикуется не ради злорадства, а потому что не знаю как в Киеве, а например в Горловке и Первомайске прекрасно понимают, что она пережила и как это — когда валяет по земле и подбрасывает. А еще, потому что горе, оно и украинцев горе. Желаем успеха в ее предприятии и возвращения домой.

Здравствуйте все. Как вам уже сообщил фейсбук — я нахожусь в Непале. Вы все смотрите новости и знаете, что случилось страшное землетрясение. Когда это произошло, я находилась в Катманду, которое здорово пострадало. Как очевидец скажу — пережив землетрясение в почти 8 балов, считаю себя родившейся в рубашке. Ибо я выжила. Это огромная удача и чистая случайность.

Меня поваляло по земле и качественно поподбрасывало. В какой-то момент выкинуло на дорогу, под колеса автомобиля. Не знаю, как сумела увернуться. Помню, что потом прислонилась к дереву и держалась за него.

Благодаря цинизму, издевательству, вранью и идиотизму нашего правительства во время «эвакуации» украинцев — я от нее отказалась и остаюсь в Непале до 25-го мая. «Эвакуация» продолжается, но самолета ещё нет, напомню, что Россия уже эвакуировала три борта своих граждан, на которые без вопросов брали и украинцев, но наше правительство обещаниями, посулами и заверениями каждый раз обманывало меня и других, что вот прямо сейчас будет наш самолет, который отвезет нас в Киев.

7 дней я жила в палатке в Российском культурном центре — месте помощи от Российского правительства. Это единственный центр помощи, который функционировал уже в первый час после землетрясения. Фраза сотрудника этого центра Антона Маслова: «Мы не спрашиваем гражданства» спасла мне жизнь. Они приняли меня и других, когда рушились здания, не было ни воды, ни еды, ни электричества и не работала ни одна связь.

Когда ты оказываешься в чужой стране с далеким от тебя языком, то объявления по радио и громкоговорителям ничего для тебя не значат. Закрылись все магазины, город опустел за считанные минуты. Ничего не работало, было невозможно найти даже глотка воды. Я случайно наткнулась на слабый сигнал вай-фая, который ловил у задней стены какого-то отеля. Иностранцы заботливо передавали друг другу пароль от него. Я до сих пор его помню: cityhotel. В представительстве украинское МИД мне сказали звонить в наше посольство в Индии, чтобы отметиться. Сообщения о том, что я физический не могу этого сделать из-за отсутствия мобильной сети по всему Катманду, уж не говоря о стоимости минуты разговора в 24 доллара, не особо производили на них впечатление. Так продолжалось пока мои родные не подняли скандал и мы не договорились о том, что я могу просто написать мейл. Это тоже было ой как не просто, но хотя бы реализуемо. Чем дольше я сидела под стеной того отеля — тем выше была вероятность, что она на меня обрушится. Повезло, однако, хороший отель.

Пока все это происходило, выяснились координаты пункта помощи РФ. Решила сходить туда, хоть телефон зарядить. А мне предложили не только это, но и безопасное место на открытом пространстве, моральную поддержку, воду, еду и лекарства при необходимости. Я на всю жизнь останусь им благодарной за это.

Но это все полная ерунда, в сравнении с тем, что происходит с местными жителями. Если Катманду, как столицу, ещё удержали от беды, то маленькие высокогорные села на уровне вымирания. Правительство Непала ничего не делает и не сделает для помощи им. эвакуированные туристы рассказали, что есть места, где ещё позавчера закончилась еда. Дома разрушены, а высоко в горах — сезон дождей. дети под холодом и дождем. многие уже сильно заболели. Нужен рис, медикаменты и тенты.

Пока я неделю была в эвакуационном лагере — я злилась на себя, за это бегство из страны которой именно сейчас так нужна помощь! Как крыса с корабля! Но что сделать я не знала, пока вчера ребята не предложили мне остаться и помочь непальцам. Я наконец-то могу делать то, что должна!

Мы собираем деньги, покупаем рис и первоочередное необходимое, организовываем доставку в самые трудные регионы. Им точно никакое правительство помогать не будет. Параллельно с этим собираем сведения о наиболее пострадавших селах. Только вчера я лично узнавала состояние дел на треке вокруг Манаслу. Что могу сказать — очень плохо там сейчас, скоро люди начнут умирать, если я не успею.

Многие из вас, узнав, что я в Непале, предлагали свою помощь. Я вам всем, каждому из вас, безумно благодарна. И сейчас хочу вас попросить действительно оказать эту помощь.

Прошу максимально поделится с друзьями, для меня это важно!

Виктория Витова


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!