Донецк, начало июля 2014 года, 11 часов дня, центральный район города.

Я иду по одной из центральных улиц Калининского района, вывела гулять собаку. Макушка лета, уже слегка пожухлая зелень, улица, залитая солнцем…и никого: ни троллейбусов, ни маршруток, ни людей. От горизонта до горизонта — пустота. Как-то жутковато. Не бойся, — говорю я себе и спускаюсь вниз к Кальмиусу, к парку Победы. Спаниель Гера беспечно бежит рядом.

Вот пролетела на скорости легковушка, с интервалом 20 минут — другая. Может это мне снится? Нет, не снится. Это предвоенный Донецк. Уже позади тревоги: возьмут ОГА или не возьмут? Появление первых блокпостов на дорогах, людей в камуфляжной форме с автоматами, начало боевых действий в Славянске. Те ужасы войны, которые пережили в Славянске, предстояло пережить Донецку. В подъезде живет только половина соседей, остальные разъехались.

В соседнем подъезде та же картина. Собственно, самые «продвинутые» сбежали еще в мае «переждать, один, максимум два месяца и все закончится». Пережидают уже в течение 10 месяцев, пока кто-то построит для них новую страну.

После 18 июля в Донецке появились стрелковцы из Славянска. Худые, с ввалившимися щеками, загоревшие и обгоревшие до черноты, они ходили по Донецку с сумасшедше-счастливыми глазами, рассматривая город, еще не затронутый войной. После ада Славянска они попали в другой мир.

— Девушка, подарите мне зубную щетку, для ребенка надо, — услышала я в магазине. Стрелковец обращался к продавщице.

— Что вам еще подарить? Нет, я серьезно, — резко встреваю в разговор. Ребята совсем без денег, подумала я.

— Ну, чтобы не наглеть, подарите мне 10 гривен, — сказал стрелковец.

Артобстрелы начались как бы внезапно в конце июля. Начинались бахи в 4-5 утра, спать уже было невозможно. Продолжались примерно до 9-10. Каждый раз, слыша бахи, я думала, кому на голову падают снаряды? И следующий вопрос — до нас долетит или не долетит?

Оставшиеся соседи засуетились, стали приводить бомбоубежище в порядок. Скинулись деньгами на комплектующие для электрики, самостоятельно провели электропроводку. Мусора было в бомбоубежище столько, что таскать, не перетаскать. ЖЭК, как всегда, отказался от своих обязанностей. Пришлось опять скинуться деньгами и нанять работягу. Мусора оказалось целый КАМАЗ. Артобстрелы всё больше усиливались. Первыми пострадали западные окраины Донецка — район Трудовских и Петровки. Но и в центре города рвалось то здесь, то там, и самое непредсказуемое, где рванет в следующий раз. Прямо в центре города нелепо гибли люди.

Лучший вариант поменьше выходить из дома, избегать людных мест — рынков, супермаркетов, областных администраций. Быстро-быстро на рынок и, почти не выбирая товара, купил и сразу назад, в магазин тоже по принципу «одна нога здесь другая там». От троллейбусных остановок держаться подальше.

Пришли новые реалии жизни — обувь без каблука или на низкой танкетке. Но лучше ходить в спортивной обуви на тот случай, если вдруг надо бежать, прыгать или наоборот кого-то вытаскивать. Одежда, не стесняющая движений, лучше брюки, волосы подобраны, сумка не тяжелая. В сумке на всякий случай бинт, зеленка, обязательно жгут. У входной двери «тревожный чемоданчик» — документы личные и на квартиру, деньги, ключи, любимые семейные фото. В случае тревоги схватил сумку и быстро выскочил в бомбоубежище.

Утро начиналось бахами, вечером бахи продолжались. Где бомбят? В аэропорту, Ясиноватой, Путиловке? Кто бахает, укры или ответка от ополченцев? Чем бахают, градами, тяжелой артиллерией или это смечи? Как говориться, в Донецке дождей нет — в Донецке идет град.

Бегу к компьютеру, включаю рацию: «Донецк готовится к штурму». ЖЖЖ- несется в эфире. Пролетарка — пролетел беспилотник, микрорайон Мирный — пролетел беспилотник. Бахи в Калининском районе, не бойтесь — ответка ополченцев — свои по украм за Путиловку — жужжала рация.

В 4 утра внезапно проснулась от того, что пол под кроватью сильно дрожал. Наверное, где-то рядом идет колонна тяжелой техники, подумала я и посмотрела на картину, висящую на стене. Эта картина для меня была сейсмическим прибором — если где-то в районе бомбили, она перекашивалась, как правило, вправо на 2-5 см. В этот раз картина висела ровно, значит, не бомбили.

Вот так и дожили до сентября. Включаю радио: Владимир Владимирович Путин выдвинул мирные предложения по урегулированию военного конфликта в Донбассе. Вовремя, однако, выдвинул, ополченцы уже под Мариуполем. Война сменилась якобы перемирием, правильно сказать затишьем, но тревожный чемоданчик всегда у дверей.

Людмила Ермишева


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: