Премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Александр Бородай в эксклюзивном интервью корреспонденту Дней.Ру рассказал, почему Донбассу с Украиной совсем не по пути, об условиях диалога Киева с официальными властями ДНР и ЛНР, а также о том, что Украине для выхода из кризиса был нужен такой президент, как Владимир Путин.

Являясь специалистом по разрешению конфликтов, в том числе и межгосударственных, а также работая в нескольких горячих точках как Вы оцениваете происходящее на Украине, и в частности на территории Донецкой области?

Здесь можно говорить о двух процессах, которые взаимосвязаны лишь отчасти. С одной стороны, государство Украина, которое и раньше нельзя было назвать политически благополучным, с победой Mайдана вошло в стадию, если так можно выразиться, затяжной политической катастрофы, которую сопровождает и глубочайший экономический кризис, причиной которому — беспредел олигархов и тотальная коррупция. Справедливо будет сказать, что на Украине не нашлось фигуры — лидера, менеджера — который бы вывел страну из 90-х годов. То есть такой фигуры, которой для России стал Владимир Путин. С другой стороны — Донбасс никогда не индентифицировал себя с украинским этносом и воинствующей «незалежностью». Регион всегда де факто был в российской орбите, его население куда ближе к населению южнорусских областей, чем центрально-украинских, не говоря уж о западных. А после Mайдана и прихода к власти нацистской хунты стало очевидно — Донбассу с Украиной совсем не по пути.

Вы выпускник философского факультета МГУ, сын философа. При этом Вы воевали добровольцем в Приднестровье, защищали российский парламент в 1993 году, ездили по горячим точкам в начале 90-х. Каковы ваши взгляды?

Глубоко патриотические. Не хочется быть пафосным, но я искренний сторонник традиционных ценностей, идеи русского мира, общности славянских народов, объединяемой Россией. Также считаю, что русские, украинцы и белорусы — части одного, в сущности, народа.

Как вы считаете, как долго будет продолжаться военная фаза конфликта в Донецкой области и удастся ли Республике отстоять свое право на самоопределение?

У нас нет других вариантов, кроме как отстаивать выбор народа, заявленный на референдуме 11 мая. Мы будем сражаться и уверены в победе. При этом, разумеется, мы хотим прекращения войны и вывода оккупационных войск киевской хунты — прежде всего ради спасения мирного населения и инфраструктуры региона.

Как в Донецкой области обстоят дела с продовольствием?

Сложно. В Славянске и Краматорске — плохо совcем, в Донецке терпимо. Пока. Грань, за которой начинается полномасштабная гуманитарная катастрофа — почти пройдена. Очень выручает гуманитарная помощь, котоpая идет из России, но для еe регулярной и полноценной доставки необходимы постоянные гуманитарные коридоры, обеспеченные российскими миротворцами.

После выборов президента Украины 25 мая и победы миллиардера Петра Порошенко Вы заявили, что ДНР готова к диалогу с новым руководством Украины. Как Вы себе представляете взаимодействие с хунтой?

С тех пор месяц прошел. Вера в то, что Порошенко можно верить — практически пропала. Слишком много было прекращений огня, которые не соблюдались, включая и нынешнюю договоренность. У нас очень простая позиция была изначально: вывести украинские войска с нашей территории, а потом начнем переговоры. Сейчас, после ударов «Градов», авиации и тяжелой артиллерии, у нас больше условий. В силу конфедеративного объединения ДНР и ЛНР, эти условия, как наша совместная позиция, там семь пунктов, объявлены лидером Новороссии Олегом Царевым. Они широко известны. Это прежде всего начало именно официального диалога Киева с официальными властями ДНР и ЛНР и выплата разного компенсаций Киевом нашим регионам и населению. Только после выполнения этих условий могут начаться переговоры. А то, что многие упорно называют переговорами сейчас — это не более чем предварительные неформальные консультации с некоей «контактной группой», не облеченной никакими полномочиями.

Пришлось ли Вам ощутить на себе действие санкций ЕС?

Знаете, я в Донецке практически постоянно, очень много работы, так что даже не очень в курсе конкретного содержания санкций. Это меня очень мало беспокоит.

Как давно Вы дружите с министром обороны ДНР, командующим обороной города Славянска Игорем Стрелковым?

Давно. С начала 90-х годов. Это исключительно личная дружба, но у нас общие во многом взгляды. Патриотические.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!